Светозар Чернов (svetozarchernov) wrote,
Светозар Чернов
svetozarchernov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Детективы Столичной полиции. Методы. Часть 4

Еще одной попыткой использования фотографии в полицейской деятельности была разработка британским статистиком, географом, антропологом и психологом, основателем дифференциальной психологии и психометрии Френсисом Гальтоном, двоюродным братом Чарльза Дарвина, техники "составной фотографии", когда из различных фотографий преступников, принадлежавших к отдельным воровским профессиям, составлялся обобщенный портрет представителя этой профессии. Хотя Гальтон не являлся сторонником теории Ч. Ломброзо о врожденном преступнике, зарождавшаяся евгеника, которую он представлял, была близка с Ломброзо в взглядах на внешность преступников. Но эти работы в области криминальной физиологии так и не принесли практических результатов, а Гальтон позднее прославился своими достижениями в области системы установления личности по отпечаткам пальцев.

Первый номер "Полицейской газеты"
Альбомы фотографий, алфавитный реестр и реестр особых примет дополняли бюллетени "ежедневной информации", "Полицейская газета", выходившая раз в две недели и содержавшая фотографии и описания неопознанных осужденных, а также циркуляры, выпускавшиеся трижды в год и содержавшие фотографии наиболее известных преступников, известных Столичной полиции. В провинциальной полиции с 1850-х годов были распространены уже упоминавшиеся "ориентировки" с приметами арестованных и нуждавшихся в установлении личности преступников, распространявшиеся по соседним полицейским округам. Поскольку до 1891 года закон не разрешал принудительно фотографировать лиц, которым еще не вынесен обвинительный приговор, их фотографии прикладывались к ориентировкам только в том случае, если у полиции уже имелись готовые фотографические снимки или арестованный не имел возражений против съемок и отправки его фотокарточки. Эти ориентировки затем возвращались обратно с пометами чиновников соседних полицейских сил касательно имеющихся у них сведений о разыскиваемом, и служили в дальнейшем руководством для установления личности преступников. А полиция Ливерпуля вела реестр девичьих имен жен и матерей преступников, поскольку было замечено, что именно их охотнее всего брали рецидивисты при необходимости выдумать себе другое имя.
Но основным средством установления личностей арестованных до середины 1890-х годов оставалась зрительная память чиновников сыскной полиции. Как утверждал один из известных британских юристов того времени, преступники "известны главным образом в лицо, а двух совершенно похожих лиц не бывает". Начиная с ноября 1878 года каждую среду и субботу по одному детективу от каждого из дивизионов Столичной полиции назначалось в турне по лондонским тюрьмам, когда перед ними выстраивали тех заключенных, срок пребывания в тюрьме у которых подходил к концу или его собирались освободить досрочно. Это позволяло детективам запоминать лица тех, с кем им, скорее всего, еще предстояло встретиться во время несения своей службы. Детективы садились в предназначенный для этой цели большой омнибус и объезжали тюрьмы Миллбанк, Тотхилл-Филдс, Уондсуорт, Брикстон, Колдбат-Филдс и тюрьму Холлоуэй на Камден-роуд.
Похожее мероприятие, так называемый "идентификационный парад", проводилось трижды в неделю по утрам в Клеркенуэллском доме предварительного заключения. Около трех десятков детективов - обычно двадцать два из Столичной полиции и шесть из полиции Сити (по одному от каждого дивизиона) плюс руководящий опознанием инспектор из Центрального управления Скотланд-Ярда - навещали эту тюрьму, где вместе с тюремными надзирателями, приехавшими специально на парад из различных тюрем, тщательно рассматривали заключенных, дожидавшихся там суда или оставленных под стражей на время следствия, в надежде опознать среди них рецидивистов.

Осмотр детективом новоприбывших
Рисунок из газеты "Illustrated London News", 1883
(у меня в книге эта иллюстрация неправильно названа "осмотром агентов" - теперь, имея подлинник газеты, исправляю эту ошибку)
В 1890 году Клеркенуэлльский дом предварительного заключения был снесен, а его место в этом качестве заняла Холлоуэйская тюрьма, построенная в 1852 году как исправительный дом Лондонского Сити и получившая за свою архитектуру прозвище "Камденского замка" (или просто "Замка"). Она стала главной тюрьмой для Лондона и графства Миддлсекс, теперь уже сюда отправляли тех, кто дожидался суда, а также несостоятельных должников, осужденных женщин и ряд других специфических категорий заключенных, вроде тех, что были наказаны за неуважение к суду. И теперь уже здесь, вплоть до превращения ее в женскую тюрьму в 1903 году, три раза в неделю детективы собирались на "идентификационный парад". Майор Артур Гриффитс описывал в "Виндзорском журнале" в 1895 году, как во внутреннем дворе тюрьмы, заросшем травой и подсолнухами, выстраивали заключенных и заставляли их ходить круг за кругом по выложенным камнем дорожками, в то время как детективы, собравшиеся в одном из углов двора, внимательно рассматривали их. Заключенных, как правило, оставляли в собственной одежде, чтобы не лишать их индивидуальности. Тюремную одежду - в доме предварительного заключения она была ярко-синей в отличие от серой с широкими желтыми стрелками, которую носили осужденные в исправительных тюрьмах, - выдавали только в случае, если собственная была безнадежно рваная или совершенно грязная. Женщин для опознания выстраивали отдельно, их было значительно меньше, и пускать их по кругу не требовалось.
Хотя во время таких парадов детективы признавали в представавших перед ними людях преступников, которые проходили прежде через их руки по другим делам, либо, попав в полицию из-за мелкого преступления, разыскивались за свершение значительно более тяжкого, у этой процедуры была и обратная сторона: в процессе опознания не только детективы высматривали преступников, но и те, в свою очередь, запоминали лица сыщиков, чтобы узнать их в любой личине, если жизнь еще раз сведет их вместе. Сами дивизионные детективы к раскрытию своего инкогнито относились спокойно: известность в криминальной среде в качестве чиновников сыскной полиции служила им своего рода охранной грамотой во время походов по трущобам и воровским притонам, к тому же английские законы обязывали его выступать в открытом суде, что все равно делало его лицо знакомым уголовникам.
Два существенных недостатка делали описанную систему установления личности крайне неповоротливой и неэффективной. Во-первых, это колоссальные затраты времени - в среднем за неделю путем "идентификационных парадов" удавалось установить личности четырех человек. По подсчету начальства Холлоуэйской тюрьмы, каждое такое опознание стоило 90 человеко-часов. По оценкам Скотланд-Ярда, дело с решением той же задачи при помощи реестров и фотографий обстояло более оптимистично: в случае удачи личность арестованного могла быть установлена за несколько минут. Однако поиск мог оказаться весьма продолжительным, и инспектор Ним, возглавлявший в Скотланд-Ярде Канцелярию по надзору за осужденными, в 1894 году свидетельствовал перед комиссией Трупа, что "его люди будут искать днями, скорее чем упустят "хорошего человека"". Спирман приводил пример, когда в течении 1 марта 1893 года двадцать один чиновник сыскной полиции искали в реестрах сведения о двадцати семи арестованных и для семи из них установили их личность. Всего детективами было потрачено 57 с половиной часов, или в среднем более двух часов на каждого разыскиваемого арестованного, и более восьми часов на каждое установление личности. Это было не так уж много, если учесть, что в случае неудачного поиска по индексам нужно было обратиться к альбомам фотографий, которые к 1893 году содержали уже примерно 70 000 портретов недавних преступников, или к более древним записям, содержавшим портреты и описания приблизительно 45 000 преступников начиная с 1864 года.
Вторым недостатком было большое число ошибочных и даже ложных опознаний, приводивших к судебным ошибкам и назначению более тяжкого наказания, чем предусматривалось для совершающих преступление первый раз. Причиной ошибок была невозможность должным образом упорядочить фотографии и описание примет, чтобы эффективно и безошибочно выбирать правильного человека среди десятков тысяч других. А вот ложные установления личности обязаны часто были происхождением устоявшейся системе платежей за опознание. С февраля 1863 года казначейство стало возмещать тюремным надзирателям расходы на поездки для опознания в размере трех шиллингов шести пенсов, но вскоре получение этих денег стало рассматриваться опознавателями как их законное право даже тогда, когда никаких расходов не было понесено. Причем деньги стали получать не только тюремные надзиратели, но и участвующие в опознании представители полиции.
Борьбу с ложными опознаниями начал уже упоминавшийся сэр Эдмунд Дю Кейн, который в 1881 году обратился к Говарду Винсенту с просьбой проводить для детективов посещения тюремных опознаний отдельно от тюремного персонала. Однако директор уголовных расследований возразил, что за три года система показала себя эффективной, и было опознано 4772 прежде судимых преступника. Тогда Дю-Кейн приказал своим подчиненным не награждать детективов за проведенные опознания. Были прекращены и выплаты тюремным надзирателям. В 1882 году Тюремная комиссия попыталась восстановить их, однако Дю Кейн заявил, что в первоначальные намерения казначейства совершенно не входило платить "общественным чиновникам за то, чтобы они свидетельствовали против арестованного" и что "можно было бы счесть весьма несправедливым по отношению к арестованным давать этим чиновникам такой прямой денежный стимул для свидетельствования". Дю Кейна поддержал министр внутренних дел, и практика наград была окончательно прекращена.

Измерения по системе Бертильона
Рисунок из книги майора Гриффитса "Тайны полиции и преступления"
К середине 1880-х годов слабость английской системы идентификации стала уже очевидной. Было предложено несколько решений, но они так и не были воплощены в жизнь. В 1886 году один из пионеров дактилоскопии, шотландский врач в Токио Генри Фолдз, попытался убедить Скотланд-Ярд в преимуществах идентификации по отпечаткам пальцев. К тому времени в Индии отпечаток пальца в качестве удостоверения личности использовался не только среди безграмотных туземцев, но и колониальными властями, в том числе полицией. В 1887-1888 годах дважды поднимался вопрос о принятии Великобританией "антропометрической системы" Альфонса Бертильона, успешно использовавшейся уже несколько лет во Франции - первое установление личности при помощи этой системы было проведено в 1883 году. В ее основе лежала идея, что соотношение измерений различных частей тела индивидуально для каждого человека. Для классификации этих измерений Бертильоном были предложены пять основных параметров: длина и ширина черепа, длина стопы и локтевой кости, и длина среднего пальца. Эти измерения делились на группы, которые в свою очередь подразделялись на подгруппы в зависимости от других измерений: ушей, и т.п. Однако классификации дактилоскопических отпечатков еще не существовало, а против "антропометрической системы" выступили полицейские и тюремные власти, так что меморандум министерства внутренних дел объявил в марте 1888 года, что существующая система была "чрезвычайно успешной" и не должна поэтому меняться на французскую.
Но делать что-то надо было, и в 1890 году Скотланд-Ярд объявил о том, что начал проводить в жизнь меры по упорядочиванию системы установления личности. Одной из первых таких мер стало неукоснительное исполнение положений 7 раздела "Закона о предотвращении преступлений" в отношении регистрации и фотографирования преступников, что уже через год вылилось в 563 положительных установления личностей против 176 в 1890 году. Однако судя по последующей полицейской статистике, это был временный успех.

Инструменты, использовавшиеся для измерений
Рисунок из книги майора Гриффитса "Тайны полиции и преступления"
Наконец, в 1893 году отец "антропометрической системы" Альфонс Бертильон, в честь которого она получила во Франции название "бертильонаж", издал книгу "Учебник антропометрии", объемный трактат, заполненный фотографиями носов, ушей и голов различной формы. Книга содержала детальные инструкции по измерению различных частей тела и о правилах записи этих данных в идентификационную карту. Бертильон подробно объяснял, как правильно фотографировать арестованных, как ставить свет и как обрабатывать и печатать фотографии, а также демонстрировал фотографии различного необходимого для бертильонажа оборудования и инструментов.
Появление книги имело шумный успех, и в течении последующих лет антропометрические бюро были организованы во многих странах мира. Английское министерство внутренних дел в октябре 1893 года создало комитет, в который вошли представитель министерства с ласкающим русское ухо именем Чарльз Труп (Troup) в качестве председателя и двое часто цитирующихся в этом очерке чиновников: майор Артур Гриффитс, один из инспекторов британских тюрем, и Мелвилл Макнотен, главный констебль Департамента уголовных расследований Скотланд-Ярда. Перед комитетом была поставлена цель "разобраться в наилучших средствах, доступных для установления личности привычных преступников", и сообщить министру, могут ли они быть улучшены принятием метода идентификации Бертильона, используемого во Франции, или метода идентификации по отпечаткам пальцев, предлагаемого мистером Гальтоном.
Знакомство с методом Френсиса Гальтона, еще совсем недавно безуспешно пытавшегося создать "составные портреты" типичных представителей воровских профессий, появилось среди задач комитета не случайно. Гальтону удалось то, что не сумел сделать Фолдз - он заинтересовал министра внутренних дел Аскуита преимуществами использования отпечатков в целях идентификации, выпустив книгу "Отпечатки пальцев". В своей работе Гальтон использовал результаты исследований Уильяма Хершеля, колониального чиновника в Бенгалии, и Генри Фолдза, но в данном случае нас не интересуют вопросы первенства в открытии дактилоскопии. Нам более интересно то, что хотя Бертильон, также читавший Гальтона, в своем трактате оценил технику снятия отпечатков пальцев как грязную и тяжелую задачу, непосильную обычному полицейскому, британский министр полагал, что отпечатки могут стать превосходной альтернативой бертильонажу, и попросил комиссию Трупа посетить Гальтона и на месте ознакомится с его системой.

Полицейская регистрационная карта (1897-1899)
В течении четырех месяцев комитет рассылал циркуляры и лично общался с главными констеблями и главами детективных сил различных графств и городов, провел десять заседаний в Лондоне, Уэйкфилде, Лидсе, Бредфорде и Бирмингеме. Он также посетил лабораторию Гальтона и съездил в Париж, где имел встречу с Альфонсом Бертильоном и главой Сюртэ Гороном, и наблюдал процесс измерения в префектуре полиции. В итоге комиссия пришла к следующему выводу:
"Практика английской полиции, хотя детали ее широко различаются в различных полицейских силах, всегда обусловлена личным опознанием полицейскими или тюремными чиновниками. Оно является тем средством, посредством которого удостоверяется личность в уголовных судах; и, хотя его границы расширены фотографией, а в некоторых случаях ему помогают такие методы как реестры особых примет, он все еще остается повсеместно основой методов, которыми устанавливается личность."
В отчете комитета приводился пример, когда из шестидесяти одного запроса к реестру в двадцати случаях никакой информации найти не удалось. В остальных случаях основная информация по десяти разыскиваемым преступникам просто не была внесена в реестр, а еще восемь идентификаций оказались ошибочными. Настоящей же проверкой эффективности системы идентификации, как заявлял тот же отчет, являлось не число произведенных установлений личности, а число неверных идентификаций или невозможность установить личность.
"Нам кажется, поэтому, что сравнительная несостоятельность этих реестров не имеет отношения ни к какому-либо недостатку тщательности в том способе, которым делается эта работа, ни к методу классификации, - подводил итого Комитет, - а скорее к присущей трудности разработки любой исчерпывающей классификации преступников на основе одних только физических примет, а также к трудности использования реестра преступников, который издается с промежутками и в печатной форме."
Что же предлагал комитет? По его мнению, метод снятия отпечатков пальцев значительно превосходил бертильонаж, особенно с учетом времени, требовавшимся для антропометрических измерений арестованного, и пунктуальной записи данных, но Гальтон не мог пока предоставить систему классификации, которую можно было бы применять на практике, и сообщил, что на решение этой проблемы может понадобиться до трех лет. Принять же антропометрическую систему Бертильона в ее полном виде не позволяли фундаментальные различия между французской и британской судебной процедурой.

Вынесение смертного приговора в Центральном уголовном суде
Рисунок из книги "Living London", 1901
Поэтому комитет предложил министру компромиссное решение: для классификации и индексирования использовать видоизмененную систему Бертильона, в которой были оставлены только пять основных измерений, а в идентификационную карту включить набор отпечатков пальцев, чтобы после того, как Гальтон решит наконец проблему классификации, карты могли быть систематизированы по отпечаткам, а не по измерениям тела. В 1895 году министерство внутренних дел приняло эту рекомендацию, а в следующем году "Реестр рецидивистов" министерства внутренних дел был дополнен антропометрическим реестром и объединен с канцелярией по надзору за осужденными преступниками под крышей Скотланд-Ярда. Потребовалось два года для накопления первоначального объема измерений, прежде чем новая система стала приносить плоды. В 1898 году с ее помощью были установлены личности 152 рецидивистов, в следующем - 243 идентификации, а в 1900-м - 462.
В 1900 году министерством внутренних дел был учрежден очередной комитет из пяти человек под председательством лорда Белпера, чтобы рассмотреть "функционирование метода установления личности преступников посредством измерений и отпечатков пальцев". Одним из экспертов, которые дали свидетельство в поддержку использования отпечатков как средства идентификации, был Эдуард Ричард Генри. Его доклад, сделанный 5 декабря 1900 года, вызвал сенсацию, и Френсис Гальтон признал его систему практическим решением вопроса. Тогда же комитет рекомендовал министру, чтобы текущий метод "бертильонажа" был замещен "системой м-ра Генри". Однако еще какое-то время антропометрические измерения продолжали проводиться, хотя имели уже второстепенное значение. Через полгода, 1 июля 1901, Генри был назначен возглавлять новый Отдел отпечатков пальцев Скотланд-Ярда. Из 503 случаев установления личности в этом году 93 были сделаны уже при помощи снятия отпечатков пальцев, в следующем по отпечаткам были установлены личности 1722 человек. С 1 июля 1902 года уже все заключенные, приговоренные в судах суммарного судопроизводства к заключению более чем на месяц, проходили обязательную регистрацию со взятием отпечатков пальцев, не говоря о всех приговоренных на квартальных сессиях. К концу 1903 года было снято 60000 отпечатков пальцев, а количество идентификаций за год возросло до 3642.
В июне 1902 года в Олд-Бейли был вынесен первый приговор (за домовую кражу со взломом судился Гарри Джексон) на основании использования отпечатков пальцев в качестве свидетельства, и постепенно "идентификационные парады" потеряли смысл, но это было уже значительно позже переезда Холмса из Лондона в Суссекс. Новое средство опознания вызвало большой переполох среди преступников. "Пусть кто-нибудь выйдет вперед как мужчина и скажет, что он опознал меня, - заявил один уголовник Бэзилу Томсону, когда тот сообщил преступнику, что благодаря отпечаткам пальцев в нем признали рецидивиста. - Против этого я ничего не имею, но эти делишки с отпечатками пальцев за спиной у человека - это не по-английски, вот что я скажу". А через год после переезда Холмса в Суссекс, в 1905 году, состоялся и первый приговор по убийству, когда отпечатки были решающим свидетельством обвинения. Вскоре отпечатки пальцев из средств идентификации рецидивистов среди обвиняемых превратились в мощное средство сыска, позволяя устанавливать личность приступника по следам, оставленным на месте преступления.


© Светозар Чернов, 2009
HotLog
Tags: victoriana
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment