Светозар Чернов (svetozarchernov) wrote,
Светозар Чернов
svetozarchernov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Детективы Столичной полиции. История. Часть 4

Закончить с помещениями, которые занимали детективы, и перейти к методам, которые использовались для раскрытия преступлений, нам поможет знаменитый "Черный музей" Скотланд-Ярда.
Закон 1869 года о собственности приговоренных и открытие Центрального склада собственности заключенных в апреле 1874 позволили полиции оставлять себе определенные вещи, принадлежавшие преступникам, для учебных целей. Инспектор Ним, который отвечал за склад, и его помощник констебль Рэнделл собрали коллекцию воровских инструментов для обучения детективов обнаружению и предотвращению краж, и неофициально стали проводить такие уроки, пока к концу года не было получено официальное разрешение на открытие "Уголовного музея". Музей воровского инвентаря был обустроен в крохотной комнатке на третьем этаже обветшавшего здания № 1 в углу Грейт-Скотланд-Ярда (представлявшего собой задворки Управления комиссара). В одном источнике утверждалось, что к 1877 году экспонатами были полностью заполнены уже 14 или 15 комнат, однако других подтверждений этому я не нашел. Поскольку музей был закрыт для широкой публики, никакого официального его открытия не проводилось. 6 октября 1877 года датируется первая запись в книге посетителей музея. Ими были комиссар полиции Эдмунд Хендерсон, его помощник подполковник Лаболмондьер и капитан Харрис, сопровождавшие других видных сановников.
Когда именно музей начал использоваться в качестве учебного класса для новоназначенных детективов - точно неизвестно. Говард Винсент, став директором криминальных расследований, передал в музей коллекцию гипсовых масок уголовников, привезенную им из Франции - дань теории Ломброзо о "врожденных преступниках". По крайней мере с этого времени новоиспеченных сыщиков отправляли сюда для ознакомления с коллекцией, тем более что главным качеством сыщика считалась его способность запомнить и опознать преступника. Инспектор Ним демонстрировал им использование воровских инструментов, а затем, ознакомившись с гипсовыми болванами, они отправлялись на улицы, чтобы отыскать там соответствующие "преступные типы".
Допуск в музей для тех, кто не принадлежал к Столичной полиции, был возможен только по особому разрешению. Такое разрешение давалось не всем обратившимся за ним в полицию. В том же 1877 году инспектор Ним отказал в разрешении на посещение репортеру газеты "Обсервер", за что тот в отместку обозвал в заметке от 8 апреля музей "Черным". Другие были более удачливы в этом. Репортер "Пенни Иллюстрейтед Пейпер" так описывал музей в 1884 году:

"Черный музей" в старом Скотланд-Ярде
Рисунок из "Illustrated London News", 1884
"В этой маленькой задней верхней комнате, изображение которой мы приводим, размещено мрачно выглядящее собрание исторического смертельного оружия, орудий грабежей со взломом, наручников, гипсовых слепков голов преступников и различных предметов, которые использовались при совершении преступлений. Очень многочисленны револьверы и другие пистолеты, среди них тот, из которого Эдуард Оксфорд выстрелил в королеву в 1840 году, и другие, которые применялись безумными претендентами убить королеву в более позднее время. Ножи, бритвы и кинжалы, залитые свинцом трости, дубинки и молотки, которыми были нанесены смертельные удары, образуют довольно тягостную выставку.
Однако инструменты и приспособления для кражи могут быть с пользой изучены в предохранительных целях. Достойными внимания являются "фомки" или ломы, отмычки и поддельные ключи, складная лестница Чарльза Писа, по которой он смог подняться к окну второго этажа, коробки и жестянки, которые когда-то с целью убийства или разрушения содержали взрывчатую смесь и приспособления для воспламенения.
Имеется также гадательная машина известного самозванца, жульничества которого были наказаны и забыты много лет назад. Надо отметить, что, в случае преступников, которые приговорены к сроку заключения или к каторжным работам на пять лет, все личные вещи, принадлежащие им, кроме предметов, которые служат для преступных дел, добросовестно сохраняются и будут возвращены им после их окончательного освобождения, или могут быть затребованы в течение двенадцати месяцев после этого."
Вместе со всем остальным центральным управлением переехал в 1890 на набережную в Новый Скотланд-Ярд и "Уголовный музей", где занял ряд комнат в цокольном этаже. Музей не имел хранителя, а смотреть за порядком был приставлен все тот же Рэнделл. Он же должен был добавлять новые экспонаты к экспозиции, а также рассматривать заявки на посещение музея и назначения даты, когда это можно было сделать. Одной из таких дат было 2 декабря 1892 года, когда музей посетил Артур Конан Дойл вместе с Джеромом К. Джеромом. Возможно, Шерлок Холмс, оказавший полиции столько услуг, тоже посещал этот музей, ведь именно благодаря ему музей пополнился по крайней мере еще одним экспонатом - в 1894 г. туда было передано духовое ружье слепого немецкого механика фон Хердера.

"Черный музей" в Новом Скотланд-Ярде
Иллюстрация из "Windsor Magazine", 1898
"Черный музей" в последние годы XIX века описывал в "Виндзорском журнале" некто M.G. (возможно, под этим псевдонимом скрывался майор Гриффитс):
"Меня отвели в "Уголовный музей", в своем роде исключительную Палату Ужасов. Публика в него допускается по билетам по определенным правилам. Сперва он был учрежден как школа для молодых констеблей, чтобы они могли знакомиться с уловками преступников и учиться узнавать инструменты взломщика по виду. В Старом Скотланд-Ярде музей содержался на чердаке, но здесь его использованию отведена комната большого размера, и витрины хорошо расставлены. Первая витрина содержала связку фальшивых чеков; никаких попыток пустить их в обращение не предпринималось; фактически, многие из них выставлены на воображаемые банки, вроде Банка Гравировки (Bank of Engraving, ср. Гравинг-банк), но они носятся жуликами, чтобы произвести на жертву мошенничества впечатление, и показываются небрежно, поскольку, на некотором расстоянии, трудно отличить их от подлинных чеков. :
В конце комнаты можно заметить две больших фотографии, представляющие состояние, в котором молодой Хамборо был найден в известном деле Монсона, но они ошибочно принадлежат музею, который посвящен исключительно столичным преступлениям1. В изобилии отмычки и крючки. Коробка в окне демонстрирует колоды карт, захваченных во время набегов на игорные дома, для каждой разновидности преступления здесь имеется свое обозначение. Под вышеупомянутыми фотографиями в витрине находятся свидетельства смертельного нападения на полицейского. Преступник в этом деле оставил после себя несколько больших зубил. Детективы обыскали весь Лондон ради ключа к их владельцу; наконец они нашли женщину, которая сказала, что ей знакомы эти зубила, и что имя владельца было выцарапано на одном из лезвий. Там не было, конечно, никаких признаков имени, но лезвия в полиции сфотографировали и увеличили, и копия фотографии находится в музее; там достаточно уверенно читается слово "Рок", оставшаяся часть имени Оррок, под которым преступник был в конечном счете отдан под суд2.
Длинный ряд потайных фонарей всех размеров и форм украшает этот конец комнаты, а над камином, разложенные на зеленом сукне, словно полированные удила сбруи, развешанные в седельной комнате, находятся многочисленные пистолеты. Ниже них расположен ряд слепков, головы печально известных убийц, ужасная скульптурная галерея. Подобный ряд слепков украшает полку около двери, последние сделаны после повешения. В гипсе, без волос или глаз, святые и грешники в равной мере выглядят ужасно, так что не трудно вообразить необычно зверский тип выражений лица в этом жуткой коллекции.
Затем следует стойка ломов и фомок. Я никогда прежде не видел настоящую фомку. Мне дали посмотреть очень изящную, сделанную из двух частей, свинченных вместе. Она была полой, с одним концом в форме долота, другой заканчивался схожим образом, но был изогнут, чтобы обеспечить усилие рычага.
Несколько чудесных добротно сделанных предметов, лежавших на сиденье у окна, были обязаны происхождением усердию сумасшедших в Милбанке, когда эта тюрьма была лечебницей для душевнобольных преступников3. Один из этих несчастных имел нарисованную от руки колоду карт, и точность и великолепие раскраски фигур на картах были совершенно замечательны. Шлем полицейского, со входным пулевым отверстием сбоку и выходным сзади, показывает, что опасности карьеры полицейского не воображаемы; действительно, по всему музею имеются свидетельства зверских нападений на полицейских. Рядом находилось ужасающее оружие - тяжелая трость со свинцовым шишаком на одном конце, из которого торчали гвозди остриями наружу. Оно действительно использовалось против полиции в беспорядках на Трафальгар-сквер.

Полиция вытаскивает Израэля Липского из-под кровати
Рисунок из "Illustrated Police News", 1887
Приспособление какого-то шулера, сделанное так, чтобы крепиться к рукаву, находилось в оконной нише. Затем была витрина, содержавшая одежду подлеца Липского4 и несчастного Бурдена, который был разорван на куски в Гринвичском парке бомбой, предназначавшейся им для других5. Грязные куски тряпья и покоробленной кожи были едва опознаваемы как одежда и ботинки. Затем был выставлен детский фонарь с небольшой полосой фланелета, столь важная улика в деле Масуэлл-Хилл6. Около него лежат инструменты, найденные закопанными на месте, указанном Милсомом в его признании, и пружинное ружье, которым бедный старик безуспешно пытался оградить себя против таких незваных гостей. Искусность грабительского оборудования поражает. Замысловатый тигель для переплавки драгоценностей, с бунзеновской горелкой и мехами, стояли рядом. В другой части комнаты ряд инструментов для фальшивоментчества и большое количество фальшивых денег - полукороны, флорины, шиллинги и шестипенсовики - с литейными формочками, показывающими слепок, сделанный с настоящей монеты, и как фальшивая монета впоследствии полируется и слегка чернится, чтобы убрать чрезвычайную новизну. Несмотря на все предосторожности, чеканка фальшивых монет все еще продолжается.
Исключительный интерес представляет витрина с бомбами. Возможно самая дьявольская из всех - та, что скрыта в сигаре, которая, вместе с другими сигарами, давалась машинисту паровоза на платформе перед отправлением поезда. Злодей, который дал ее, рассчитывал на поражение этого человека и последующую аварию поезда; однако, некоторыми средствами его план был вовремя обнаружен. Рядом лежит бомба Полти, огромный цилиндр из двух частей, свинченных вместе; она была сделана на заказ кузнецом в Боро, но столь необычное устройство пробудило его подозрения, и он предупредил полицию, что привело к обнаружению бомбы7.

Тичборнский претендент пожимает руку своему адвокату в зале суда
Под вышеупомянутым рядом слепков лежали некоторые вещи, принадлежавшие Тичборнскому претенденту8 - золотой пенал, перочинный нож и другие маленькие предметы. В витрине в конце комнаты были реликвии Писа, который достиг высот дьяволизма, наверняка никогда не достигавшихся собратьями по ремеслу ни до, ни после него. Здесь лежат его фальшивая рука с крюком, надеваемая, когда полицейские повсюду охотились за мужчиной с отсутствующим пальцем, и его разборная лестница, с небольшими нишами для пальцев рук и ног, достаточная для этого энергичного маленького человечка.
Несколько веревочных лестниц, старого и нового стиля, гирляндами были подвешены через комнату, кое-какое оружие, захваченное, когда его отправили в Ирландию, чтобы помочь фениям, несколько огромных плакатов, подстрекающих к мятежу, и другие нелепые мелочи были рассеяны вокруг. Самый воздух комнаты казался беременным злонамеренной порочностью, и я не преминул спастись в более чистую и более полезную атмосферу снаружи."
Вот в таком месте новоиспеченные детективы приобретали теоретические знания. Однако кратковременное обучение в "Уголовном музее" быстро заканчивалось, после чего сыщики допускались к ежедневной работе.


Констебль арестовывает грабителя Чарльза Писа
1. Сесил Хамбро был убит 10 августа 1893 года в Адрламонте (Шотландия, графство Аргайл) во время охоты. В убийстве с целью получения страховки был обвинен его домашний учитель Альфред Джон Монсон, но присяжные оправдали его за недоказанностью вины.
2. В 1882 году Томас Генри Оррок застрелил полицейского Джорджа Коулса при попытке ограбить баптистскую церковь в Далстоне. Был найден и повешен спустя два года.
3. Миллбанкская тюрьма с 1821 по 1843 гг. использовалась как исправительная. Через нее прошли все каторжники приговоренные к отправке в ссылку в Австралию. С 1870 по 1886 использовалась как военная тюрьма. Снесена в 1890 году как антисанитарная.
4. В 1887 году в Степни Израиль Липский отравил Мириам Эйнджел, заставив выпить ее азотную кислоту, потом неудачно тем же средством попытался отравиться сам.
5. Французский анархист Мартиаль Бурден намеревался взорвать Королевскую обсерваторию в Гринвичском парке 5 февраля 1894 года, однако бомба взорвалась у него в руках, когда он находился снаружи обсерватории.
6. Имеется в виду убийство Генри Смита в его доме в Масуэлл-Хилл 13 февраля 1896 года двумя грабителями, Албертом Милсомом и Генри Фоулером. Главной уликой, приведшей к аресту, был детский фонарь, оставленный ими на месте преступления, его опознал сводный младший брат Милсома. На суде Милсом дал признательные показания, но в убийстве обвинил своего подельника.
7. Итальянские анархисты Франческо Полти и Джузеппе Фарнара в 1894 году были осуждены (на 20 и на 10 лет тюремного заключения) за изготовление бомб, которые они намеревались взорвать в Лондоне.
8. Имеется в виду дело Артура Ортона, который в конце 1860-х - начале 1870-х пытался выдать себя за сэра Роджера Тичборна, наследника владений семейства Тичборн, исчезнувшего в 1854 году вместе с кораблем, на котором возвращался из Рио-де-Жанейро.




© Светозар Чернов, 2009
HotLog
Tags: victoriana
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments