Светозар Чернов (svetozarchernov) wrote,
Светозар Чернов
svetozarchernov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Темза-1888: день второй-3


Вид вверх против течения с бечевника на живописный плес близ Кливдена. Вдали посреди реки видна паромная лодка, пересекающая Темзу в районе перевоза "Миледи".
Фотограф Генри Тонт, 1875

Южный фасад Кливден-Хауза с парком на переднем плане. Двойная лестница, ведущая с террасы в парк, была спроектирована Уиндом как часть более раннего дома.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Живописный вид, показывающий барку Кливденской паромной переправы, пересекающую реку от Формозы.
Фотограф Генри Тонт, 1880

Формоза-Плейс, построенный в XVIII веке. На переднем плане место перевоза.
Фотограф Генри Тонт, 1875

Формоза-Хауз
Фотограф Генри Тонт, 1875

Темза у Формозенского плеса, снятая с бечевника. Через деревья на дальнем берегу проглядывает Формоза-Хауз.
Фотограф Генри Тонт, 1875

Темза у Формозенского плеса, снятая от маленького домика перевозчика. Через деревья на дальнем берегу проглядывает Формоза-Хауз.
Фотограф Генри Тонт

Деревянная Хедсорская плотина с корзинами для ловли угрей.
Фотограф Генри Тонт, 1875

Усадебный дом в Хедсоре, построенный в 1868 году.
Фотограф Генри Тонт

Новая Хедсорская плотина и лодочный сарай на Темзе, снятые с лужайки перед коттеджем на берегу реки.
Фотограф Генри Тонт, 1880

Корзины для ловли угрей в Хедсоре.
Рисунок Джорджа Лесли, 1881
После шлюза открывался величественный вид Кливленда, усадьбы герцога Вестминстерского, расположившегося на скалах, смотрящих на Темзу. Главный дом усадьбы был закончен в 1851 году по проекту сэра Чарльза Барри, архитектора зданий Парламента. К Кливденской усадьбе относились неоднозначно. Автор "Королевской реки" так описывал ее: "Ее часовая башня, поскольку она возвышается над холмами, несомненно иногда образует приятное дополнение к пейзажу; но дом сам по себе не особенно выразителен, а проект является совершенно неподходящим для его положения. Ему нужно здание с неровным контуром и ломанным, но хорошо продуманным силуэтом, группа зданий, контур которых должен намекать на группу холмов. Однако проект Кливден-Хауза может быть легко имитирован тремя или четырьмя упаковочными коробками:" Собственное представление о ней вы можете получить по приводимой фотографии.

Плакучие ивы и пышные зеленые пастбища на берегах Кливденского плеса и череде островов были чрезвычайно красивы, и в общем здешний вид считался самым красивым на реке.

"Кливденский лес все еще носил свой изысканный весенний наряд и рос прямо от самой кромки воды, в бесконечном созвучии сливающихся в единое целое нежнейших оттенков зеленой листвы. В своей безмятежной красоте это, пожалуй, самый очаровательный участок на всей реке, и неспешно и медлительно уводили мы нашу лодочку прочь от его глубокой гармонии."

"Все деревья Англии, кажется, собираются на этом берегу: есть орешник, клен и колючка; есть ясень и дуб, бук и вяз; есть каштан и платан, и, особенно в верхнем конце, ярчайшие оттенки лиственных деревьев и вечнозеленых растений с широкими листьями пестрят мрачными оттенками шотландских елей с румяными стволами и древних тисов... - писал в своей книге "Королевская река" в 1885 году профкссор Бони. - Какое богатство красоты часто может быть найдено внизу у речного берега! Прибрежные растения растут сильно и свободно: розовый иван-чай и фиолетовый вербейник, желтая блошница и зверобой, и еще множество других, которые излишне упоминать; берег же выше зелен летом от множества трав и ярок весной от множества цветов. Никаких аккуратных кустов на Кливденской круче; природе предоставлено резвиться по желанию - нет, даже бороться за существование. Плющ и бриония и дикие стебли ползучих растений украшают, а иногда наполовину душат деревья, в то время как ломонос ползет и цепляется во множестве столь обильном, что издалека кажется, что он мерцает подобно серым огням среди зеленых теней."

Воздала должное этим местам и Джулия Айшем Тейлор в книге "Вниз по Темзе" (1886):
"Пейзаж воль этого отрезка имеет особую рафинированную элегантность наиболее изысканных гравюр. Лебеди, которые плавают на реке, подчеркивают атмосферу родовой сентиментальности и аристократического удовольствия. Кажется, будсто все это является иллюстрацией, и что на противоположной странице должно находиться прекрасно отпечатанное немного старомодное краснобайство. Сегодня он имеет репутацию как раздолье любителей воды."

"Вы не можете прогуливаться вдоль реки у Кливденского плеса и не верить в Бога", - говорил Стенли Спенсер. Впрочем, уже во времена Джерома полагали, что плоскость правого берега несколько умаляла эту претензию на то, чтобы считаться совершенным пейзажем.

Кливденский плес тянулся от Боултерова шлюза на протяжении чуть менее двух миль и заканчивался у острова Формоза. В действительности реку перегораживали целых три острова, самый левый из которых, как раз и бывший островом Формоза, был также и самым большим не только среди соседних островов, но и на всей верхней Темзе. Его площадь составляла 50 акров, на нем находился Формоза-Плейс, дом, построенный в 1785 г. покойным адмиралом сэром Джорджем Янгом, с удачно разбитым парком и местами для отдыха. У самых островов находился перевоз, соединявший бечевник на правой стороне, заканчивавшийся у рыболовного домика в Кливдене, и шлюзовый остров.

Острова делили русло на четыре протоки. Самая мелкая и короткая из них, ручей Лалл, отделял остров Формоза от южного берега. Ручей имел очень быстрое течение и в наше время все еще вращал мельничные колеса хедсорской бумажной фабрики, с которой по ручью также вывозили из производственных помещений готовую продукцию. "Русло вниз к мельнице на кукемской стороне стоит того, чтобы по нему спуститься, - писал Лесли. - Оно очень живописное, когда оно выходит к открытому общественному выгону, как правило с гусями на нем, и отдаленной великолепной линией Кливденского леса, образующего прекрасный фон."

С севера Формозу омывала живописная протока, ведущая к Однийской плотине. Она считалась подходящим местом для купания, но требующей осторожности во время паводка.

Самый крайний правый проток, делающий крутую петлю на север, был главным руслом реки и когда-то вся навигация по Темзе осуществлялась по нему.

А. С. Краусс писал в 1889 г. в "Живописной истории Темзы":
"Поворачивая налево из Кукемского шлюза [при движении вниз по течению], замечаешь, что главная река закрыта для навигации несколькими корзинами для ловли угря, которые простираются прямо поперек реки, мешая таким образом лодкам подниматься вверх столь же эффективно, как это делает верхняя плотина ... тем лодкам, что идут вниз. Таким образом ? мили главного русла Темза закрыты от публики вопреки положениям Закона об охране Темзы 1884 года... Может показаться любопытным, что допускается такое положение вещей, и поэтому желательно, чтобы способы, которыми это было осуществлено, были разъяснены.

Рассматриваемая часть реки окружает собственность лорда Бостона и известна как Хедсор, дом, стоящий на вершине холма, господствующего над обширными видами. Это владение было в собственности семьи Бостон с 1682 года, и в былые времена, прежде, чем был сделан существующий шлюзовый канал, тогдашний лорд Бостон обычно налагал пошлину на всех лошадей, тащивших барки по реке мимо его земель, и эту пошлину он отдавал на откуп за ежегодную плату 73 фунта 10 шилл.

В 1830 существовавшие тогда речные комиссары решили сделать шлюзовой обходной канал, а поскольку это вызвало обходное движения барок, лорд Бостон потребовал компенсацию, составлявшую в целом 2112 фунтов 10 шиллингов. Дело дошло до суда, где иск лорда Бостона был значительн уменьшен, и ему возместили 1 000 фунтов и судебные издержки в размере 200 фунтов.

В сентябре 1837 была возведена верхняя плотина с целью улучшения навигации и поддержания достаточной высоты напора воды, и лорд Бостон снова потребовал компенсацию на том основании, что он теперь не мог сдавать в аренду свои частные причалы, поскольку из-за плотины баржи не могли приблизиться к этой части реки. После продолжительных переговоров вопрос был улажен темзенскими комиссарами, согласившимися заплатить лорду Бостону 75 фунтов и обязавшиеся сделать шлюз в верхней плотине ему для использования.

Верхняя плотина была перестроена в 1869 году и шлюз был убран, но корзины для ловли угря, установленные лордом Бостоном в нижнем конце, вместе с маленькой плотиной рядом остаются нетронутыми; река между этими двумя плотинами полностью отрезана от публики и отдана в частное пользование лорда Бостона и его представителей.

Это голые факты рассматриваемого дела, и дальнейшие могут быть найдены в показаниях, данных перед специальным комитетом Парламента в 1884 году. Остается фактом то, что в настоящий момент свыше половины мили главной реки Темзы, расположенной среди самого красивого пейзажа на ее берегах, закрыты для публики и предоставлены исключительному удовольствию отдельного индивидуума.

Тем не менее справедливо утверждать, что лорд Бостон обычно готов дать разрешение ловить рыбу в его частных водах при подаче прошения, но это не влияет на тот факт, что любой доступ в Хедсорскую реку отвергается."

Чуть раньше, в 1881, Джордж Лесли писал: "Корзины лорда Бостона для ловли угрей, располагающиеся в основном потоке реки в Хедсоре, мешают лодкам, проходящим вверх по течению направо, хотя я полагаю, что существует абсолютное право пути, пока не производится никакой высадки на берег. Прежде барки шли кругом этим путем, а когда был устроен шлюз, тогдашний лорд Бостон предпринял действия против Темзенского комитета по охране водных ресурсов из-за потери пошлины, которая взималась в Хедсоре.

Однажды была предпринята безрезультатная попытка прогнать меня во время делания эскизов в моей плоскодонке прямо ниже корзин. Совершенно смехотворно притязать на то, что вода здесь в каком-либо смысле частная. Имеются многочисленные попытки по всей реке закрыть протоки, которые проходят по частной собственности; иногда поперек устанавливаются балки, и, хуже всего, проволока, которая чрезвычайно опасна в темноте; если бы произошел какой-нибудь смертельный несчастный случай, я полагаю, что нравственно виновны в убийстве были бы владельцы проволоки. Эгоизм тех, кто использetn и получает удовольствие от всех других частей реки в подобных стремлениях помешать одной или двум лодкам случайно пройти мимо их собственности, кажется мне весьма непростительным."

Усадебный дом в Хедсоре был построен в 1868 году архитектором Джеймсом Ноулзом, которого нанял четвертый лорд Бостон после сноса прежнего дома, пострадавшего от пожара еще в конце предыдущего века. Это был трехэтажный дом в итальянском стиле, о котором очень красочно и категорично высказался в 1885 автор "Королевской реки":

"В отдалении, налево от Кливдена, и, по-видимому, образуя с ним одно владение, находится Хедсорский парк, усадьба лорда Бостона, с его поддельным замком, который следовало бы улучшить, образно говоря, точно подобранной дозей динамита."

В момент нашего путешествия Хедсором владел сэр Джордж Флоранс Эрби, 6-й барон Бостон (1860-1941). Мы не полезем в его владения, тем более что герои Джерома тоже проследовали не туда, а "остановились в протоке прямо перед Кукемом и напились чаю", то есть вошли в четвертую, среднюю, очень узкую протоку, представлявшую собой обходной канал Кукемского шлюза. "На земле около шлюза обычно видны партии отдыхающих на природе, - писал Лесли. - Мне нравятся эти небольшие лагеря, но я хотел бы, чтобы устраивающие пикники люди позаботились бы убирать и сжигать клочья бумажных и соломенных оплеток от бутылок, которые столь часто видны опошляющими самые симпатичные части речных берегов." Джулия Тейлор писала в 1886 году: "Из всех шлюзов Кукемский, как полагают, имеет самое восхитительное местоположение. Он находится под лесами Хадсора и Кливдена, и проходя через него, выходишь на идеальный вид между островом Формоза и замечательно красивыми берегами Кливденского парка." Учитывая, что она путешествовала вниз по течению, а наши герои - вверх, именно такой вид предстал перед ними, когда они расселись на траве.

Когда Джей с Гаррисом и Джорджем закончили наконец чаепитие и прошли шлюз, уже вечерело. Кукемский шлюз был в то время деревянным, построенным в 1830 году, и имел среднее падение около метра. После выхода из обходного канала, который пересекала тропинка по деревянным пешеходным мосткам, продолжавшимся также и поверх уже упоминавшейся Однийской плотины в соседней протоке, слева становилась видна деревушка Кукем с населением в 875 человек. Здесь у Кукемского моста все четыре протоки вновь соединялись в единое русло. Мост в Кукеме был построен в 1867 году взамен прежнего деревянного и имел пролеты из сварочного железа, опирающиеся на цилиндрические железные быки. Во времена Джерома проезд по нему был все еще платным (сбор за проезд был отменен здесь только в 1947 г.). Перед мостом слева на берегу стояла гостиница "Перевоз", у нее паром соединял кукемский берег и шлюзовый остров.

В Кукеме Темза резко меняла направление, натыкаясь на твердую массу чилтернского мела у Кливденского утеса. Утверждалось, что в XVIII веке река в этом месте была опасной, поскольку от утеса откалывались большие глыбы мела и иногда падали на проходящие барки, потопив три из них. Выше Кукема расстилался плес, считавшийся хорошим местом для ловли плотвы в безветренную погоду. В трех четвертях мили от Кукема, оглянувшись назад, можно было лицезреть на правом берегу на высотах тот самый Хедсор, далее на берегу стояла мельница с высоким дымоходом, после которой реку пересекала железная дорога, показывавшая, что мы прибыли к расположенной справа деревне Буорн-Энд, любимому месту рыбаков. Мост этот был построен в 1857 году из деревянных балок Т. Х. Бартрамом, помощником и преемником Брунеля. "Должно быть, он был ужасом для управления судами, - писал Фред Такер в "Темзенской магистрали" (1920). - Было много жалоб на его опасное состояние; барки часто сталкивались с ним, и железнодорожная компания предъявляла им иски за ущерб." Здесь у Буорн-Энда в Темзу впадала маленьчкая речушка Уэй, а в деревне постояльцам гостеприимно распахивали свои двери постоялые дворы "Железнодорожный" и "Старый красный лев".

Примерно через полмили за Буорн-Эндом находился перевоз "Олений дуб". Несколько скучноватый отрезок воды становился у Куоррийского леса просто чудесным сохранял свой характер до самого шлюза Марло. Из достопримечательностей здесь можно было видеть Куоррийский коттедж, домик с выбелеными стенами, стоявший на самом берегу у подножия Куоррийского леса, взбирающегося вверх по склону.

"Вниз [от Марло] в сторону Кукема, вдоль Куоррийского леса и лугов, находится восхитительный плес. Милый старый Куоррийский лес! Твои узкие вьющиеся тропинки и разбросанные опушки, кажется, и по сю пору хранят аромат воспоминаний о солнечных летних днях! Твои тенистые прогалины наполнены призраками смеющихся лиц! А голоса былого так нежно звучат в твоей шуршащей листве!"

Мостик бечевника близ Марло.
Рисунок из книги Джорджа Лесли, 1881
Как мы помним, такое романтическое настроение сыграло злую шутку с героями. Поставив паруса, они с попутным ветром быстро поднимались от Кукема вверх, но Джей, замечтавшись, забыл о том, что в руках его руль, и они налетели на трех рыбаков, сидевших в лодке на их пути. Остаток пути до Марло Джей тащил лодку бечевой по левой стороне.

За триста ярдов до Марло им пришлось пройти последний на сегодня деревянный шлюз Марло, имевший средний перепад 1,5 м и построенный в 1825 году. Лесли описывал его как "опасный для прохождения, будучи старым, со многими подгнившими столбами и сломаными досками по сторонам." Сразу за шлюзом по левой стороне шла длинная плотина, после которой начинался собственно город Большой Марло. В Марло они заночевали.

Деревянная Однийская плотина с пешеходными мостками, идущими поверху.
Фотограф Генри Тонт

Однийская плотина
Фотограф Генри Тонт, 1875

Деревянная Однийская плотина
Фотограф Генри Тонт, 1883

Кукемский шлюз.
Рисунок из книги "Королевская река", 1885

Развилка двух проток Темзы ниже Кукемского шлюза. Протока налево ведет к Однийской плотине, а протока направо к шлюзу, ворота которого видны вдалеке.
Фотограф Генри Тонт, 1880

Подход снизу по течению к закрытым вортам Кукемского шлюза.
Фотограф Генри Тонт, 1880

Лодки, ожидающие в камере Кукемского шлюза открытия верхних ворот для продолжения своего пути вверх по течению.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Весельные лодки и паровые катера ожидают у Кукемского шлюза. Вид вниз по течению от домика смотрителя.
Фотограф Генри Тонт, 1890

Скопление гребных лодок и колесных паровых катеров на Темза в банковский выходной день в ожидании открытия ворот Кукемского шлюза. Вид вниз по течению от домика смотрителя.
Фотограф Генри Тонт, 1890

Весельные лодки и паровые катера в обходном канале, спускающиеся вниз по течению к Кукемскому шлюзу.
Фотограф Генри Тонт, 1890

Вид дома смотрителя, снятый с бечевника по берегу обходного канала сразу выше Кукемского шлюза.
Фотограф Генри Тонт

Домик смотрителя Кукемского шлюза.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Вид Кукемского шлюза, снятый с пешеходного мостика через обходной канал выше по течению.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Большой дом на реке близ Кукема, проглядывающий через деревья на берегу. Хорошо виден вытоптанный ногами бечевник вдоль реки.
Фотограф Генри Тонт, 1870

Кукемский мост с речными барками, приставшими к бергеу, на переднем плане.
Фотограф Генри Тонт, 1875

Кукемский мост с будкой сборщика пошлин слева.
Фотограф Генри Тонт, 1880

Кукемский мост с приставшими к берегу барками.
Фотограф Генри Тонт, 1880

Кукемский мост
Фотограф Генри Тонт, 1880

Башня церкви Св. Троицы в Кукеме, построенная в XIII веке.
Фотограф Генри Тонт, 1880

Башня церкви Св. Троицы в Кукеме, снятая через реку.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Вид Темзы с Кукемского моста.
Фотограф Генри Тонт, 1880

Вид Темзы и окрестностей с Кукемского моста
Фотограф Генри Тонт, 1880

Вид Кукема от пруда, показывающий три печных дымохода над крышами зданий
Фотограф Генри Тонт, 1883

Бечевник, идущий вдоль Темзы в Кукеме. Сквозь деревья виден Кукемский мост.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Старая деревянная Кукемская плотина, видимая с берега реки.
Фотограф Генри Тонт

Вид с башни церкви Св. Троицы на Кукемский мост. В дальнем конце видна будка сборщика пошлин.
Фотограф Генри Тонт, 1875

Вид с башни церкви Св. Троицы на реку и Кукемский мост спустя пятнадцать лет.
Фотограф Генри Тонт, 1890

Вид с башни церкви Св. Троицы в Кукеме на Темзу.
Фотограф Генри Тонт, 1889

Гостиница "Перевоз" близ Кукема, построенная в XVII веке. Вид с запада, напротив гостиницы видна паромная барка, причаленная к берегу.
Фотограф Генри Тонт, 1875

Перевоз близ Кукема. Вид Темзы с железного моста в Кукеме. На переднем плане несколько джентльменов и перевозчик, ожидающий на пароме.
Фотограф Генри Тонт, 1885

Сцена в Боултеровом шлюзе в начале лета. Видны множество больших и маленьких лодок, заполнивших шлюз, и даже паровой катер, затесавшийся среди них, и толпы гуляющих на набережной.
Фотограф Генри Тонт, 1890

Вид на шлюз Марло при подходе к нему снизу по течению.
Фотограф Генри Тонт, 1880

Паровой катер, ожидающий у шлюза Марло. На заднем плане колокольня церкви Всех Святых.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Шлюз Марло со зданиями мельницы справа. Снят при подходе к шлюзу снизу по течению.
Фотограф Генри Тонт, 1896

Шлюз Марло с домом смотрителя.
Фотограф Генри Тонт, 1896
Вернуться к "Темзе-1888: день второй-2" HotLog
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments