Светозар Чернов (svetozarchernov) wrote,
Светозар Чернов
svetozarchernov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Приключения И. Ф. Мануйлова. Часть 3.

Продолжаем читать о И. Ф. Мануйлове. На этот раз глава третья:

Рокамболь занимается литературой. — Мануйлов — журналист.


Итальянские скандалы нисколько не повредили карьере Мануйлова: наоборот, этого человека, на все способного, стали расценивать еще выше, а поручения, даваемые ему, становились все деликатнее. Литературные достоинства его доносов, его любезная общительность и связи с миром прессы привели его начальство к мысли о приложении способностей его к литературе и журналистике.

В августе 1902 года, министром внутренних дел Плеве была возложена на Мануйлова временная командировка в Париж на 6 месяцев для установления ближайших сношений с иностранными журналистами и представителями парижской прессы, в целях противодействуя распространению в сей прессе ложных сообщений о России, с отпуском ему 1500 рублей в виде жалованья и 3000 рублей на расходы.

О сношениях Мануйлова с французской прессой стоит рассказать специально. Сам Мануйлов, впоследствии, давал скромную оценку своей деятельности: «я был командирован В. К. Плеве в Париж для сношений с заграничной печатью, причем покойный министр доверял мне не только это дело, но давал мне поручения самого секретного характера. За все время моего пребывания в Париже мне доверялись весьма значительные суммы и, несмотря на щекотливость поручения, оно было выполнено мною так, что о нем никто не знал, и ни одна из революционных газет никогда не печатала статей, направленных против этой стороны деятельности Департамента полиции. Благодаря усилиям, сделанным в то время, в заграничной печати прекратилась агитация, направленная против нашего правительства после кишиневского погрома. Я получал от покойного министра неоднократные благодарности».

В мае 1903 года Мануйлову было отпущено 800 франков на издание брошюры на французском языке по поводу манифеста 26 февраля 1903 года. В августе того же года на Мануйлова было возложено секретное поручение по части итальянской прессы.

В октябре 1903 года Мануйлов сообщил Департаменту, что он, согласно приказанию директора, вошел в переговоры с римским журналистом Белэном, который, за вознаграждение в 200 франков в месяц, согласился снабжать его сведениями о всем, что происходите в итальянских социалистических кружках и в редакции газеты «Avanti» и что, кроме того, польский журналист Домбровский выразил согласие за вознаграждение в размере 500 фр. в месяц давать сведения из сфер, сопричастных к журналу «European». Вследствие сего последовало ассигнование дополнительного кредита в размере 700 фр. в месяц.

От «занятий журналистикой» Мануйлов перешел к работам в области международного шпионажа, и здесь его успехи достигли своего апогея. Но и в это время, и позже он не оставлял в покое литературы. Забегая несколько вперед и нарушая хронологию, доскажем здесь о его литературных поисках.

В 1904—5 г. в распоряжение Мануйлова было отпущено на субсидирование иностранных газет 16.000 фр. Для той же цели Мануйлову было дополнительно отпущено еще 2200 франков.

Наконец, Мануйлов своей «литературой» становится известен бывшему императору. «Согласно личному распоряжению государя императора, — рассказывает Мануйлов, — мне было поручено издавать в Париже газету «La Revue Russe», на каковое издание выдавались суммы по особому приказу государя. Я, после трех или четырех месяцев издания, увидел бесцельность такого издания, и по моему докладу журнал был закрыть».

Когда Мануйлов был не у дел и просил работы у П. А. Столыпина, последний направил его к своему товарищу А. А. Макарову, а Макаров предложил ему заняться приисканием агентур среди журналистов. «Несколько дней спустя, — повествует Мануйлов в не раз цитированном нами письме, — я исполнил приказание и приобрел двух агентов (они работают и посейчас1). Затем Александр Александрович Макаров приказал мне войти в сношение с под полковником Невражиным и назвать ему тех агентов, которые были мною найдены. Я счел долгом в точности выполнить приказание А. А. и представил Невражину своих сотрудников. Во время моей работы с Невражиным, я был командирован в Париж и там устроил издание книги «Правда о кадетах», напечатав ее в «Nouvelle Revue».

Получив вкус к литературе, Мануйлов отдал ей много времени, когда отошел или, вернее, был отстранен от работы для Департамента полиции. Это было много позднее — когда И. Ф. много писал в «Новом Времени» и «Вечернем Времени». Но об литературной, в узком смысле слова, деятельности его, мы говорить не будем, а возвратимся теперь к расцвету его деятельности.

Примечания из оригинальной публикации:
1) Писано письмо 6 июля 1910 года.


to be continued...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments