Светозар Чернов (svetozarchernov) wrote,
Светозар Чернов
svetozarchernov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Темза-1888: день первый-2

Примечание: Все картинки справа и ниже текста могут быть открыты в большем разрешении.

Семейство, сидящее в весельной лодке близ гостиницы "Рыбак" в Уолтоне. Другие лодки ожидают найма.
Фотограф Генри Тонт

Гостиница "Рыбак" в Уолтоне. На переднем плане зачаленные плоскодонки.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Вид вдоль Темзы с железным платным мостом, видимым вдали. Этот мост был построен в 1854 году, чтобы заменить старый мост, который обвалился в 1859 году.
Фотограф Генри Тонт, 1870

Темза у Халлифорда. На дальнем береге можно видеть ряд больших домов разновременной постройки, два из них выглядят как постоялые дворы или гостиницы. На переднем плане мальчик помогает лодке пристать к берегу.
Фотограф Генри Тонт, 1870

Церковь Св. Николая в Шеппертоне. Маленькая историческая Церковная площадь в Шеппертоне была особенно живописна со старым домиком приходского священника рядом с церковью и парой постоялых домов.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Трехпролетный железный мост, в отдалении виден шпиль церкви Сент-Джеймс в Уэйбридже.
Фотограф Генри Тонт, 1870

Живописный вид реки Уэй недалеко от ее впадения в Темзу в Уэйбридже.
Фотограф Генри Тонт, 1870

Чертсийский шлюз рядом с рекой Темза, на заднем плане вдалеке пятипролетный мост, спроектированный Джеймсом Пейном в 1780-85 гг.
Фотограф Генри Тонт, 1870

В этом месте Темза широка и быстра, и можно видеть, как она течет через старую Чертсийскую плотину.
Фотограф Генри Тонт, 1870

Леди, терпеливо ждущая на барке парома на Лалехемском перевозе, с симпатичным домиком на берегу на заднем плане.
Фотограф Генри Тонт, 1870

Общий вид Пентон-Хукского шлюза и дома смотрителя. Этот шлюз был вторым по величине на Темзе.
Фотограф Генри Тонт, 1870

Лондонский камень, установленный на постаменте, датируемом 1781 годм, отмечающий западную границу юрисдикции корпорации Сити над рекой Темза. Лорд-мэр Лондонского Сити вплоть до 1857 года совершал на барке ежегодный визит к этому камню.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Здание ратуши в Стейнзе, построенное Дж. П. Хирсоном в 1871-1880 гг.
Фотограф Генри Тонт, 1883
"Мы догребли до Уолтона, сравнительно большого местечка для приречного городка. Как и во всех прибрежных местечках, к реке выходит только крошечный уголок города, так что с лодки может показаться, что это всего-навсего деревушка, в которой полдюжины домов. Между Лондоном и Оксфордом только Виндзор и Абингдон - единственные города, которые можно рассмотреть с реки по-настоящему. Все остальные прячутся за углом и только одной какой-нибудь улочкой выглядывают на реку. Поблагодарим их за то, что они столь деликатны и уступают берега лесам, полям и водопроводным станциям."

Миддлсекский и суррейский берега соединял здесь четырехпролетный Уолтонский мост из железных решетчатых ферм на быках из камня и кирпича был построен в 1864 году. За Уэйбриджем, Оутландс-парком и Уолтоном вглубь Суррея простирались обширные леса. К 5 часам Джей и Гаррис намеревались попасть в Шеппертон, поэтому они не остановились в Уолтоне, а проследовали дальше и через три четверти мили выше моста прошли деревушку Халлифорд по правую руку и популярную гостиницу "Корабль", принадлежавшую "Бобу" Стоуну, которая стояла на самом берегу реки. Еще через полмили на том же берегу справа показалась деревенька Шеппертон.

Шеппертонский шлюз располагался напротив деревни сразу выше впадения в Темзу речек Уэй, Борн и Базингстоукского канала. Он был перестроен и удлинен в 1829 году, и имел средний перепад 168 см. "Возле Уэйбриджа реки Уэй (славная речушка, по которой небольшие лодки могут подниматься до Гилдфорда; и которую я давно уже собираюсь обследовать, да никак не могу собраться), Берн и Базингстоукский канал все вместе впадают в Темзу. Шлюз находится как раз напротив этого городка, и первое, что мы увидели, когда оказались ввиду его, была спортивная куртка Джорда на одном из затворов шлюза. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что внутри нее находится сам Джордж. Монморанси принялся бешено лаять, я заорал, Гаррис заревел. Джордж помахал шляпой и завопил в ответ. Смотритель шлюза выскочил с тралом, уверенный, что кто-то свалился в шлюз, и был очень раздосадован, обнаружив, что никто этого не сделал."

Джордж приехал в Шеппертон тоже с вокзала Ватерлоо, но его поездка заняла около часа. На Шеппертонском шлюзе бечевник переходил на правую сторону, по ней-то и повел бечевой лодку с Гаррисом и Джеем Джордж, когда распутал веревку. После шлюза река очень долго текла среди плоских берегов. Наконец через две мили они достигли Чертсийского моста, у которого на противоположном берегу находилась гостиница "Бридж-Хауз" с удобной пристанью, лодочный сарай Чертсийского гребного клуба и завод господ Де Винье по производству минных катеров. Сам Чертси, старомодный провинциальный городок с 7700 жителями, располагался в глубине. Здесь в изобилии водилась плотва, и ее ловили прямо с берега. От Шеппертона и досюда были также богатые щучьи места.

К слову сказать, рыбоохранную деятельность на Темзе осуществляло Темзенское рыбоохранное общество (снованное еще в 1838 году), очень деятельный комитет из практикующих и опытных рыбаков, находившихся под юрисдикцией Темзенского комитета по охране водных ресурсов. Комитет назначал особых бейлифов, аналогичных нашим инспекторам рыбнадзора, и сторожей, которые располагались в различных пунктах между Ричмондом и Стейнзом. Им были установлены месяцы, в течении которых устанавливался запрет на ловлю рыбы. Так, форель было запрещено ловить с 10 сентября по 31 марта, а щуку, плотву, ельца, голавля, усача, пескаря и т.д. - с 15 марта по 15 июня включительно. Устанавливался также минимальный размер рыбы, которую можно было ловить: для щуки это было 18 дюймов; для форели 16 дюймов; для усача 13 дюймов; для голавля 10 дюймов; для леща 10 дюймов; для сазана 10 дюймов; для окуня 8 дюймов; для линя 8 дюймов; для хариуса 7 дюймов; для плотвы 7 дюймов; для камбалы 7 дюймов; для ельца 6 дюймов; для краснопёрки 6 дюймов и для пескаря 4 дюйма. Те, кто брал рыбу меньшего веса или размера, подвергались штрафу в 5 фунтов за каждое правонарушение. Бейлифам двозволялось: "Заходить на любую лодку, судно или плот любого рыбака или рабочего на землечерпалке или другого человека или людей, ловящих рыбу или добывающих рыбу, или пытающихся добыть рыбу; и там искать, брать и изымать всю икру, мальков, маленьких рыб, и недостаточного размера, нездоровую или пойманную вне сезона рыбу; а также все незаконные сети, устройства и орудия для того, чтобы добывать или уничтожать рыбу, оказавшиеся на любой такой лодке, судне, или плоту, на и у реки; и брать и изымать на берегу или берегах, примыкающих к упомянутой реке, все незаконные сети, устройства и орудия для того, чтобы добывать и уничтожать рыбу, каковые там будут найдены".

Однако вернемся к нашему путешествию. Через четверть мили выше за мостом находился Чертсийский шлюз, перестроенный в 1866 году и имевший перепад около 90 см. Двигаясь по правой стороне, через полторы мили троица добралась до деревеньки Лалехема, видневшейся на другом берегу. Это место было известно своим перевозом, на котором имелась длинная отмель, прекрасно подходящая для ловли на муху. У домика паромщика сохранялись даже остатки римского лагеря, когда-то охранявшего здесь брод. Перед самым Лалехемом находился Лалехем-Хауз, усадьба графа Лукана.

Примерно через полмили после Лалехема друзья добрались до Пентон-Хукского шлюза, перестроенного в 1875 году. Плотина поперек реки имела крутой водослив около 76 см высотой, и под ним водилось множество форели. Сперва Гаррис, Джордж и Джей хотели заночевать здесь, но потом решили остановиться выше Стейнза, до которого было 1? мили.

Перед Стейнзом они прошли под железнодорожным мостом, построенный в 1856 году. В самом Стейнзе был трехпролетный каменный мост, построенный в 1832 году по проекту Джорджа и Джона Ренни. Это был чистый, уютный и довольно тихий городишка с 5000 жителей. Как писал Диккенс-Младший, "мало что из Стейнза видно с реки, и мало что в нем интересно". На правой стороне, по которой их привел бечевой Джордж, находится постоялый двор "Вьючная лошадь" с хорошими пристанью и условиями размещения для лодочных партий, а на противоположном берегу гостиница "Лебедь" с пристанью, штаб-квартира Стейнзенского гребного клуба. Прямо от "Вьючной лошади" тропинка вела к железнодорожной станции, до которой было минут десять ходьбы.

В Стейнзе Джорджа сменили. Бечевник здесь переходил на левую сторону, по которой им и предстояло дальше идти. Через 200-300 метров после моста с оставленного ими берега в Темзу влилась речка Коулн, за нею имелась протока, ведшая кратчайшим путем к стейнзенской церкви Св. Марии и к лодочному сараю Тимза и пристани, где можно было нанять или оставить лодку и где хранились тралы и спасательные круги Королевского общества спасения на водах. Здесь также находились дамские купальни, годовая подписка на посещение которых стоила 10 шиллингов, а разовое купание - 4 пенса. Еще чуть дальше за протокой на том же берегу был установлен так называемый Лондонский камень, который раньше отмечал место, где кончалась юрисдикция над Темзой Лондонского Сити и начиналась юрисдикция Темзенского Комитета по охране водных ресурсов. По берегу же, по которому герои Джерома тащили лодку, ничего интересного, кроме газового завод, не было. "Стейнз действительно совершенно испортился с этим газовым заводом, железнодорожными мостами, грязными домами и вульгарными виллами", - писал в своей книге "Наша Река" (1881) Джордж Лесли, художник, натуралист и профессиональный игрок.

До Белл-Уирского шлюза, за которым планировалось остановится, оставалось всего полмили, но Джею и Гаррису казалось, что они "прошагали миль сорок, волоча за собой тонн пятьдесят". Они уже стали подумывать, не исчез ли он вовсе. Было половина восьмого, когда они наконец прошли его. Белл-Уирский шлюз был перестроен в камне в 1867 году и еще раз в 1877 году, высота перепада на нем составляла 1,5 м. Около шлюза находился постоялый двор "Приют рыболова", а пешеходная дорожка от него вела через поля в Эгам. После Белл-Уирского шлюза по левой стороне находилась деревня Раннимид, за которой до самого Анкеруайка пейзаж становился плоским и скучным. Миновав шлюз, они все уселись в лодку и погребли на правую сторону, высматривая место чтобы причалить. "Первоначально мы намеревались дойти до острова Великой Хартии Вольностей, очаровательной, прелестной части реки, где она вьется по ровной зеленой долине, и разбить лагерь в одной из многих живописных бухточек, которые можно найти у этого островка. Но мы почему-то не испытывали теперь такой тоски по красотам природы, как это было утром. Немного воды между угольной баркой и газовым заводом вполне удовлетворило бы нас этой ночью. Нам не хотелось пейзажей - нам хотелось поужинать и лечь спать. Тем не менее мы догребли до мыса - его называют мысом Пикник, - и заглянули в весьма приятную бухточку под сенью могучего вяза, к широко разросшимся корням которого мы привязали лодку."

Мыс Пикник или просто Пикник был излюбленным местом почитателей отдыха на природе. Он находился чуть выше Анкеруайка по правой стороне неподалеку от Анкеруайк-Хауза и беседки под названием Пикник, давшей имя всему мысу. Диккенс-Младший как раз в отношении Пикника приводит письмо владельца прибрежной полосы в этом районе, упомянув, что получить разрешение на высадку не более чем учтивость: "Я никогда не отказывал в таком разрешении. Но нередко от двенадцати до двадцати партий в день, которые без церемоний пристают, вторгаются в самые уединенные части сада, разжигают костры, истребляют деревья, и оставляют место изобилующим везде бумагой, коробками, соломой, бутылками, пустыми жестянками и осколками. Люди нарушают владение с реки таким образом, каким они никогда не подумают сделать это с дороги."

Им предстояло провести ночь в палатке. Диккенс-Младший в своем "Словаре Темзы" с изрядной долей сарказма пишет об этом способе ночевки: "Ночевка под открытым небом - форма развлечения, которая в последнее время вошла в моду и о которой с большим энтузиазмом говорят ее приверженцы, среди которых можно насчитать некоторую долю дам. Несколько трудно разглядеть большое удовольствие от спанья в палатке, когда вы можете получить кровать, или от того, чтобы подвергаться воздействию рос и туманов, которые так обильны на реке ночью и рано утром даже летом. Нет необходимости давать какие-либо детальные советы относительно этого предмета, поскольку энтузиаст вероятно усвоит вкус к палаточной жизни от опытного друга, который сумеет "показать ему, как вяжутся узлы". Можно напомнить, что много земли по берегам реки является частной собственностью, и что следует избегать нарушения границы в частных загонах и садах, как это слишком часто делается, неразборчивой рубки дров для костров и подобных методов. Владелец одного известного и чрезвычайно удобного места для разбивки лагеря был, говорим с сожалением, вынужден закрыть его для отдыхающих вследствие плохого отношения к нему за постоянно оказываемые им любезности. Этот джентльмен - человек светский, совершенно не беспокойного и не раздражительного нрава; но когда дело дошло до порубки ценных декоративных кустов, залезания на стены сада, кражи плодов и яиц, и тайного доения коров в неурочные часы, стало ясно, что так дальше продолжаться не может. Шлюзовой остров обычно является подходящим местом для лагеря. Палатки должны быть разбиты на небольшом расстоянии от воды, если возможно - на возвышении, и ни в коем случае не под сенью нависающих деревьев. Хорошо быть обеспеченным достаточным количеством разумных удобств, но пример компании, которую как-то видел автор в Кукеме, с лакеем в ливрее, накрывающим обед на стол, не тот пример, которому стоит следовать. Половина интереса палаточной жизни состоит в полном самообеспечении и в совершенной свободе от всех обычных социальных препон, которую такой способ существования обеспечивает. Что касается кухонной утвари, то хорошо отзываются о печках для готовки пищи, которые продаются на Уигмор-стрит, 93. Очень полезной является железная тренога с цепью и крюком, чтобы подвешивать чайник или кастрюлю. По части палаток всех видов можно рекомендовать Б. Эджингтона, Дьюк-стрит, 2, близ Лондонского моста."

Мост в Стейнзе.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Мост в Стейнзе.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Клеймовщики лебедей из Ливрейной компании красильщиков и Ливрейной компании виноделов, сопровождаемый королевским клеймовщиком лебедей, ожидают входа в Белл-Уирский шлюз. Клеймение лебедей на Темзе происходило в июле или августе, когда клейовщики короны и обоих компаний подсчитывали всех лебедей и клеймили достигших зрелости "чистоколювых" лебедей - клейма наносились на нижнюю часть клюва. Всего число лебедей на Темзе в тот период было ограничено 610 особями, из которых 65 принадлежали красильщикам, 45 - виноделам, а остальные 500 - короне. Диккенс-Малдший писал в своем "Словаре": "Несколько лет назад рыболовы и жители берегов Темзы подняли большой крик, что лебеди были ужасными врагами рыбе, что они постоянно наведывались на нерестилища и глотали икру до тех пор, пока не могли больше есть. Мистер Бакланд проконсультировался с лордом Чамберленом по этому предмету, и вследствии его анализа было доказано, что утверждения рыболовов были преувеличены, поскольку лебеди по преимуществу не пожирали икру, разве что случайно при питании растительным кормом и речными водорослями, к которым часто прикрепляется икра."
Фотограф Генри Тонт, 1883

Скифы с членами Ливрейной компании красильщиков и Ливрейной компании виноделов ожидают входа в Белл-Уирский шлюз.
Фотограф Генри Тонт

Шесть деревянных скифов с членами компании красильщиков и компании виноделов, возглавляемые королевским клеймовщиком лебедей, отправляются от Белл-Уирского шлюза на часть ежегодной церемонии клеймления лебедей.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Смотритель Белл-Уирского шлюза и пара гребцов в небольшой весельной лодке наблюдают, как фотограф снимает их.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Вид вдоль реки на Колокольную плотину (Белл-Уир).
Фотограф Генри Тонт, 1883

Большая деревянная Колокольная плотина (Белл-Уир), снятая с берега, с мужчиной на переднем плане, ловящим рыбу.
Фотограф Генри Тонт, 1870

Большая деревянная Колокольная плотина (Белл-Уир) со смотрителем плотины в центре.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Живописная сцена, показывающая Темзу близ Эгама, с деревянным пешеходным мостиком на переднем плане.
Фотограф Генри Тонт, 1883

Маленький, крытый тростником домик для пикников на Темзе в парке неподалеку от старого Анкеруайк-Хауза. Говорили, что в этом парке рос тис, под которым в 1215 году была подписана Великая Хартия Вольностей. Справа от строения к воде ведут деревянный ступени.
Фотограф Генри Тонт, 1870

Он же еще через девятнадцать лет, на следующий год после того, как где-то в его окрестностях на мысе Пикник останавливались на первую ночевку Джей, Гаррис и Джордж.
Фотограф Генри Тонт, 1889


К предыдущей части
К дню второму HotLog
Tags: Джером К. Джером
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments