Светозар Чернов (svetozarchernov) wrote,
Светозар Чернов
svetozarchernov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Джек Потрошитель: Марта Тейбрам


Photobucket - Video and Image Hosting
Джордж-Ярд-билдингс в 1938 г. Фотография Уилльяма Стьюарта для книги Jack the Ripper A New Theory
Вторым убийством стало убийство Марты Тейбрам, произошедшем также ранним утром на следующий день после другого банковского выходного, только уже 7 августа. Местом преступления стал вымощенный булыжником проулок под названием Джордж-Ярд, шедший с севера на юг и соединявший Уайтчепл-Хай-стрит с Уэнтуорт-стрит. Со стороны Уайтчепл-Хай-стрит вход в проулок шел через подворотню рядом с трактиром "Белый олень". Еще в 1820-х годах Джордж-Ярд был знаменит как место встречи воров, здесь находились низкопробные комнаты в наем и бордели, в 1840 здесь произошла кровавая стычка между ирландскими бандами с использованием топоров и мясницких ножей. В конце 1840-х он все еще описывался как "место, населенное нищими и ворами". В 1852 было довольно громкое дело, когда проститутку Элизабет Хастингс и ее сутенера Джеймса Джексона арестовали за заманивание клиентов в "дом самой дурной репутации", где их грабили и избивали. Дом, где она была найдена, был образцовым зданием, построенным в середине 1870-х годов и носил название Джордж-Ярд-билдингс. Он находился на западной стороне проулка близ его северного конца. Здание строилось из филантропических соображений, а не как коммерческое предприятие, и было расхвалено посетившей его не задолго до своей смерти в 1878 году принцессой Алисой за изобретательный способ разместить там бедняков: помещения здесь были устроены на континентальный манер, в горизонтально расположенных квартирах. Однако его окрестности продолжали носить криминальный характер. Согласно газетным сообщениям, в ноябре 1886 года рядом с Джордж-Ярд-билдингс (№36) неназванная женщина подверглась нападению со сторону мужчины и другой женщины, и была избита руками и ногами. Некая миссис Гладуин, проходившая мимо, попыталась заступиться, но в свою очередь тоже были избита и провела всю ночь в Лондонской больнице. Когда же к ней на помощь поспешил полицейский констебль 36-Н Робинзон, на него по указанию женщины, помогавшей нападению, набросилась огромная шайка из сотни местных хулиганов. Тем не менее жена управляющего описывала жильцов этого дома как "беднейших из бедных, но очень честных".


Photobucket - Video and Image Hosting
Обнаружение тела Марты Тейбрам Джоном Ривзом. Рисунок из Famous Crime Past and Present
Тело убитой обнаружил береговой рабочий Джон Сондерз Ривз, низкорослый мужчина в брюках из рубчатого плиса и в черном пальто, с редкой темной бородкой и усами на бледном морщинистом лице и с серьгами в ушах, который утром без четверти пять покинул свою квартиру №37 в Джордж-Ярд-билдингз и отправился на работу. На лестнице было уже достаточно светло, и он заметил на площадке второго этажа тело женщины, лежавшей в луже крови. Женщина была среднего роста, пухлой, черноволосой и смуглой, примерно 5 футов 3 дюйма ростом, одета в грязные и заношенные черный капор, длинный черный жакет, темно-зеленую юбку, коричневые нижнюю юбку и чулки, и в ботинки с эластичными вставками по бокам. Он тотчас отправился разыскивать полицию и вскоре вернулся с полицейским констеблем 266 H Томасом Барреттом. Женщина лежала навзничь, вытянув руки вдоль тела ладонями вверх; пальцы были крепко сжаты. Барретт отметил, что одежда была задрана аж до середины тела, оставляя открытой нижнюю часть, а ноги раздвинуты так, как если бы имел место половой акт. Был вызван совсем молодой еще и неопытный доктор Тимоти Киллин с Брик-лейн, 68, который осмотрел тело и обнаружил на теле, шее и на интимных частях множественные ранения. Между раздвинутыми ногами на гранит лестничной площадки натекла лужа крови. Тело было погружено на полицейскую санитарную тележку и отвезено в уже знакомый нам по делу Николз морг лазарета Уайтчеплского работного дома дожидаться вскрытия и коронерского дознания. Дежурный инспектор Эллисдон передал дело в руки прибывшего детектив-инспектора Рида. В тот же день тело было сфотографировано, а описания распространены в 116 ночлежных домах. Однако личность убитой не могли установить почти неделю.


Photobucket - Video and Image Hosting
Труп Марты Тейбрам на лестничной площадке. Рисунок из Illustrated London News
Произведенное в 5:30 утра доктором Киллином вскрытие, результаты которого он объявил впоследствии на дознании, показало, что из обнаруженных на теле 39 колотых ран (в полицейских документах указывается цифра 20) 5 пришлись на левое легкое, 2 на правое, сердце было пронзено один раз, печень в пяти, желудок имел шесть проникающих ранений, селезенка - два. Удары наносились главным образом в область груди, живота и интимных частей. В нижней части тела было проникающее ранение три дюйма длиной и один шириной. По крайней мере 38 ран были нанесены правшой, и все, кроме одной, могли быть причинены обычным перочинным ножом. Исключением была глубокая рана в грудине, которая, очевидно, была нанесена орудием с длинным лезвием, которое могло быть штыком или кортиком. Время смерти доктор Киллин определил как три часа до осмотра, то есть в половине или без четверти три.


Photobucket - Video and Image Hosting
Здание миссии и школы для бедных в Джордж-ярде. Оно находилось в противоположном, южном конце проулка на его восточной стороне. На иллюстрации вход с Уайтчепл-Хай-стрит.
Инспектор Рид снял показания у обитателей дома. Выяснилось, что в 2 часа утра молодая супружеская пара из кв. 47, возчик Джозеф Махоуни и его жена Элизабет, поднимались к себе по лестнице и проходили место, где впоследствии было найдено тело, но никого там не видели. В половине четвертого Альфред Джордж Кроу из кв. 35, лицензированный кэбмен, возвращаясь домой, заметил что-то лежавшее в темноте на лестнице, но не обратил внимания, поскольку ночевка на общих лестницах в Ист-Энде не была редкостью для бродяг и проституток, и пошел спать. Инспектор Рид полагал, что Кроу видел именно тело убитой.


Photobucket - Video and Image Hosting
Лестничная площадка, где была найдена тело Марты Тейбрам, в 1972 г. Оригинальная фотография, опубликованная Уинстоном Рамзи в книге East End: Then and Now
Управляющий Джордж-Ярд-Билдингс Френсис Хьюитт с женой жили всего в 12 футах (3,65 м) от сцены убийства. Он сказал, что не слышал ни звука в течении ночи, но его жена слышала крик "Убивают!", эхом разнесшееся по дому. Но она утверждала, что крик был слышен вечером 6-го, за несколько часов до убийства, и он не казался исходящим из внутренностей дома, но скорее снаружи. Хьюитт, которого позднее интервьюировала "Таймс", сказал, что полагает, что покойную видели с двумя солдатами в трактире в ночь ее смерти.


Никто из обитателей Джордж-Ярд-Билдингс не вызвал подозрений. Зато констебль Барретт сообщил, что в 2 часа ночи он видел на Уэнтуорт-стрит, у северного конца Джордж-Ярда, молодого (лет двадцати двух - двадцати шести) рядового гвардейских гренадер ростом 5 футов 9 или 10 дюймов (около 1,77 см), со свежим цветом лица, темными волосами и темно-каштановыми усиками, закрученными на концах. Баррет поинтересовался у него, чего он там торчит, когда уже давно пора быть в казармах, и тот ответил, что поджидает "приятеля, который ушел с девочкой" в один из близлежащих домов. Поскольку констебль полагал, что сможет узнать его, инспектор Рид в тот же день доставил констебля в Тауэр и объяснил сержант-майору (старшине или старшему сержанту) ситуацию. Сержант-майор тотчас отвел Баррета в помещение гауптвахты), где содержались несколько арестованных, проштрафившихся, надо полагать, в банковский выходной. Но Барнетт их не признал, объяснив, что не может этого сделать, так как они не одеты. Тогда инспектор Рид договорился с сержант-майором на следующий день построить перед Барретом всех рядовых и капралов квартировавшего в Тауэре 3-го батальона гвардейских гренадер, бывших в увольнении в ночь убийства.


Photobucket - Video and Image Hosting
Полицейская фотография Марты Тейбрам, разосланная по ночлежным домам
Поскольку последовавшие дальше опознания хорошо демонстрируют методы, применявшиеся викторианской полицией, позволю себе описать их достаточно подробно. В 11 утра 8 августа инспектор Рид и констебль Барретт были уже в Тауэре. Из полицейских присутствовали также детектив-сержанты Лич, Контер и Вайнер. Пока солдат и капралов строили на плацу, констебля отвели к сержантской столовой, где инспектор Рид дал ему напутствие, пожелав "быть внимательным в своих действиях, потому что множество глаз следили за ним и очень многое зависело от того, чтобы он указал правильного человека и никого другого". Констебля вывели перед строем и велели пройти вдоль него и указать того человека, которого он видел в Джордж-Ярде. Затем офицеры и инспектор Рид отошли в сторону, и Барретт двинулся вдоль шеренги гренадер с левого фланга к правому. Примерно в центре он шагнул к рядовому, носившему медали, и дотронулся до него. После чего поспешил к инспектору Риду, пошедшему навстречу, и сообщил, что он указал того самого человека. Инспектор Рид велел ему удостовериться в правильности выбора и еще раз пройти вдоль строя. На этот раз Барретт указал другого солдата, стоявшего шестым или седьмым от того, что был указан первым. Инспектор спросил, как это он умудрился выбрать сразу двух человек, на что констебль ответил, что тот человек, которого он видел в Джордж-Ярде, не имел медалей, а первый из выбранных имел.


Хотя Барретту было уже 32 года и 5 из них он служил в полиции, толку от него оказалось никакого. Инспектор Рид велел отойти ему в сторону, поскольку у него было еще два свидетеля, миссис Джейн Гиллбанк с дочерью, которые были доставлены в Тауэр детектив-сержантами Личем и Контером. Мать с дочерью проживали на Катрин-Уил-алли, 23 в Олдгейте и утверждали, что видели покойную с рядовым гвардейцем в воскресенье перед убийством. Однако дамы не смогли никого опознать.


Photobucket - Video and Image Hosting
Вход в Джордж-Ярд
Обоих указанных констеблем солдат отвели в дежурную комнату, а остальных распустили. Здесь Барретт заявил, что ошибся, указав на рядового с медалями, и того отпустили, даже не записав имени. Вторым был Джон Лири. Инспектор Рид тщательно допросил его о всех передвижениях рядового в ночь с 6 на 7 августа. Лири рассказал, что он с рядовым Лоу ушли в увольнение вечером и направились в Брикстон (район на южном берегу Темзы), где они оставались, пока не закрылись трактиры. Затем Лири зашел в отхожее место, а когда вернулся, Лоу исчез. Он немного поискал Лоу, а потом, не найдя, пошел в Баттерси и Челси, мимо Чаринг-Кросса на Стрэнд, где около 4:30 встретил Лоу. Они оба прогулялись вдоль Стрэнда до Биллинсгейта, где снова выпили (трактиры как раз открылись) и прибыли в казармы в 6 утра. Инспектор Рид послал за рядовым Лоу и отдельно допросил его о том, что тог делал ночью 6 числа. Рассказ Лоу в деталях совпал с рассказом рядового Лири. Поскольку ни тот, не другой не могли назвать кого-нибудь, кто мог бы подтвердить их слова, а инспектор уже уверился в том, что констебль Барретт обознался, оба рядовых были отпущены.


Photobucket - Video and Image Hosting
Уайтчепл-Хай-стрит в 1890-х в районе Джордж-Ярда.
9 августа в библиотеке Института рабочей молодежи на Уайтчепл-роуд (в соседнем со станцией подземки доме) заместитель коронера Джордж Коллиер открыл первое заседание коронерского суда по убитой в Джордж-Ярде, так как сам коронер отбыл в отпуск в Швейцарию.


Личность убитой все еще не была установлена, перед началом слушаний Коллиер сообщил, что тело было опознано утром, но его только что информировали о том, что еще два человека также идентифицировали ее как совершенно другую личность. "Тайме" говорила, что все трое были женщинами, а газета "Эхо" утверждала, что первоначально называлось четверо опознавших, но затем один куда-то "исчез". То же "Эхо" писало, что черты покойной были настолько искажены агонией и посмертными изменениями, что подруги покойной испытали определенные трудности при опознании. Как следует из рапорта инспектора Рида, сперва убитую считали некой миссис Уидерз. В сообщении "Стар" от 8 августа говорится, что мужчина по фамилии Уидерз опознал ее как свою двоюродную сестру, что подтвердил Уильям Бакл, владелец морского склада на Траул-стрит, помещения которого лет 14-15 назад занимала покойная со своим мужем. Мистер Уидерз не только признал в убитой свою сестру, но даже утверждал, что ботинки, которые она носила, были теми, что он видел при жизни на сестре. Однако полиция вскоре выяснила, что эта миссис Уидерз жива. Видимо, Уиндерз и был четвертым "исчезнувшим" свидетелем.


Photobucket - Video and Image Hosting
Вход в Джордж-Ярд-билдингс в 1972 году, когда здание было частью Тойнби-Холла. Оригинальная фотография, опубликованная Уинстоном Рамзи в книге East End: Then and Now
В день дознания в дивизионный отдел уголовного розыска, располагавшийся в здании полицейского участка на Коммершл-стрит, явилась высокая мужеподобная женщина с красным испитым лицом и хриплым низким голосом. Звали пришедшую Мери Энн Коннолли, она была проституткой и носила прозвище Жемчужная Полл. Вполне вероятно, что она и была второй, утренней, свидетельницей. Коннолли была знакома с убитой около полугода, но знала ее только под именем Эмма. Сама она несколько дней перед убийством проживала в Кроссингемской ночлежке на Дорсет-стрит, 35, но покойная жила не там, а в ночлежке на Джордж-стрит, 19, где ее тоже знали только как Эмму.


Перед началом дознания в библиотеке появилась некая женщина в синем платье с черной шляпкой и клетчатом бело-голубой платком вокруг шеи, у которой на руках находился ребенок. Она высказала предположение, что сможет опознать убитую, и коронерский чиновник Бэнкс отвел ее в морг, где она опознала тело как свою знакомую по имени Марта Тернер, замужнюю женщину.


Третьей свидетельницей, вероятнее всего, стала Мери Боусфилд (в полицейских документах она также упоминается как Локхерст), жена резчика по дереву Уильяма Боусфилда, нанимателя дома 4 по Стар-плейс близ Коммершл-роуд. Она опознала покойную и сообщила, что та жила у них примерно 4 месяца с Генри Тернером, и была известна им как Марта Тернер. Миссис Боусфилд охарактеризовала свою квартирантку как женщину, которая предпочтет скорее стакан пива, чем чашку чая", однако которая все-таки не пила так уж беспробудно. "Тернеры" удрали из своего жилья примерно за 3 недели до убийства, оставив все свое имущество в виде двух матрасов, не известив при том хозяев и не заплатив за две недели проживания; вероятно, мучимая совестью, однажды ночью Марта тайно проникла в свои комнаты и оставила там ключ.


Photobucket - Video and Image Hosting
Марта Тейбрам с солдатами. Рисунок из Famous Crime Past and Present
Во всяком случае, Коллиер предпочел проводить дознание как по неопознанному телу, в надежде, что личность будет установлена позже. Что касается полиции, то у них особый интерес вызвала первая из упомянутых женщин, Мери Коннолли по прозвищу Жемчужная Полл. Явившись в полицию, она заявила, что вечером 6 августа они вместе с убитой подцепили двух гвардейцев, капрала и рядового, в трактире "Два пивовара" и пили с ними пиво и немного рома в нескольких трактирах, включая "Белого Лебедя" на Уайтчепл-Хай-стрит, в течении часа и трех четвертей. С 10 до 11:45 Коннолли с убитой и солдатами гуляли по Уайтчеплу, а затем, когда наступило время исполнить свои "служебные обязанности", проститутки разделились: Коннолли пошла с капралом в Анджел-алли, а убитая удалилась с рядовым в Джордж-Ярд. Жемчужная Полл оставила капрала на углу Джордж-Ярда примерно в десять минут или в четверть первого ночи, и тот направился к Олдгейту, а она сама пошла к Уайтчеплу.


Она сказала инспектору Риду, что готова участвовать в опознании, и инспектор вновь отправился в Тауэр организовывать очередной парад. В половине двенадцатою ночи он все еще находился в Тауэре, когда в казарму вернулся капрал Бенджамин. Ему была выдана увольнительная 6 августа, но он не вернулся к ночи в казарму, как был обязан сделать. Инспектор тотчас же тщательно осмотрел его одежду и штык, но никаких следов крови на них обнаружить не удалось. На вопрос о том, где он все это время пропадал, капрал заявил, что был у своего отца, владельца гостиницы "Канбери" в Кингстоне-на-Темзе. Проверка в Кингстоне показала, что это было правдой, и с Бенджамина были сняты подозрения.


Photobucket - Video and Image Hosting
Это здание на Уэнтуорт-стрит было всего в 15 метрах от Джордж-Ярд-билдингс
Очередное опознание было назначено на 11 утра 10 августа, но Коннолли исчезла. Детектив-сержант Эли Контер явился за нею в Кроссингемскую ночлежку по адресу Дорсет-стрит, 35, который она сообщила накануне, но ее там уже не было. Одной из своих подруг она сказала, будто бы намерена утопиться. Об отмене опознания было сообщено сержант-майору, который распустил людей и пообещал еще раз построить их, когда Рид найдет Жемчужную Полл. Зато сведения о дознании, распространившиеся устно и через газеты, позволили полиции сделать еще несколько шагов к идентификации. Именно 9 августа, в день дознания, об убийстве узнал бывший плотник Генри Тернер, зарабатывавший теперь торговлей вразнос на улице всякими вещами. Это был молодой низкорослый человек с бледным лицом, светлыми усами и эспаньолкой, носивший неряшливый твидовый костюм. В этот день он торговал на улице Ледер-лейн, когда к нему подошли приятели и сообщили, что, похоже, убили его сожительницу. Позднее он явился в морг и опознал убитую как женщину по имени Марта Тейбрам, с которой он жил в течении 12 лет.


Усилия полиции отыскать убийцу сосредоточились на поиске исчезнувшей Жемчужной Полл. Ее не смогли найти ни в день, когда было назначено опознание в Тауэре, ни на следующий день. Однако сержант Контер все-таки сумел отыскал Жемчужную Полл 12 августа у ее двоюродной сестры, миссис Шин, которая жила неподалеку от Друри-лейн на Фаллерс-корт, 4. Коннолли провела здесь два дня и две ночи.


На этот раз, получив от нее согласие на новую попытку опознать солдат, бывших с ней и убитой в ночь с 6 на 7 августа, полиция больше не спускала с Жемчужной Полл глаз. Инспектор Рид договорился о параде 13 августа в 11 утра, и на этот раз Коннолли была наконец приведена в Тауэр. Согласно газетным сообщениям, капралы и рядовые были выстроены в задней части Тауэра, закрытой от публики, и Жемчужной Полл был задан вопрос: "Можете ли вы увидеть здесь кого-либо из мужчин, которых вы видели с женщиной, ныне мертвой?" Коннолли уперла руки в бока, поглядела на солдат с видом инспектирующего офицера, и покачала головой. Рид посчитал, что этого не достаточно. "Можете ли вы кого-нибудь опознав?" "Его здесь нет", - с вызовом ответила Жемчужная Полл. Инспектор Рид в своем донесении написал, что она заявила, что это не те солдаты, так как у тех был белый галун на фуражках.


Photobucket - Video and Image Hosting
Казармы Ватерлоо в Тауэре, перед которыми проходило опознание. Соврем. фотография.
Белый галун на фуражках означал, что капрал и рядовой служили в Колдстримской гвардии. 14 августа инспектор Рид отправился в Пимлико в Веллингтонские казармы на Бридкейдж-Уок, где были расквартированы колдстримцы, и договорился о параде в Веллингтонских казармах тех солдат и капралов, что были в увольнении или просто отсутствовали 6-го. В тот же день полиция получила письмо с запросом от мужчины из Гуилдфорда. Этот человек назвался Томасом Хаитом и утверждал, что болезнь препятствует ему выяснить, является ли женщина Тернер его женой. Но полиция и без него смогла-таки установить личность убитой: в этот день объявился ее бывший муж, бригадир упаковщиков на мебельном складе Генри Самьюэл Тейбрам, от которого Марта имела двух сыновей. Накануне он прочитал о том, что убитая могла носить фамилию "Тейбрам", в консервативном еженедельнике "Пипл". Они прожили вместе всего шесть лет и расстались в 1875 году из-за жестокого пьянства Марты. Сперва он платил ей 12 шиллингов в неделю в течении 3 лет, но затем уменьшил эту сумму, потому что она все время клянчила у него на улице денег. Кроме того, он узнал, что она сожительствует с другим мужчиной, и с этого момента вовсе перестал поддерживать ее.


Photobucket - Video and Image Hosting
Гюстав Доре. Уэнтуорт-стрит (из книги London: A Pilgrimage, 1872)
15 августа вскоре после одиннадцати инспектор Рид и детектив-сержант Контер доставили Жемчужную Полл и констебля Барретта на Бридкейдж-Уок. Согласно описанию в "Эхо", записанному корреспондентом со слов караульного, в полдень прозвучал сигнал сбора и гвардейцы были выстроены на плацу в колонну по четыре, после чего им было приказано пройти мимо места, где стоял Рид с коллегами и Мери Коннолли. Женщине было велено внимательно рассмотреть при проходе лица солдат и выбрать тех, что были с нею и покойной в ночь убийства. Мимо Жемчужной Полл успело прошествовать весьма небольшое количество солдат, когда она указала на одного из них, с нашивками на рукаве, и объявила, что это капрал, который был с нею. "Я уверена, это он!" - воскликнула она. Подозреваемый был временно задержан, и шествие продолжилось. Колонна успела пройти совсем немного, и женщина, очень внимательно разглядывавшая лица всех, указала на рядового как на второго человека. Она положительно объявила, что он сопровождал покойную к дому в том районе, где произошло убийство. "Вы уверены?" - спросили ее, в ответ Полл кивнула: "Наверняка". Военные власти немедленно предоставили в распоряжение инспектора Рида и сержанта Контера комнату для допроса, а также передали все книги, в которых было показано время, в которое подозреваемые покинули казармы и возвратились в ночь убийства. Фамилия рядового была Скиппер, с десяти вечера 6 августа он находился в казармах. Записи в регистрационной книге подтвердили это, и Скиппер был тотчас отпущен. Человеком, на которого Коннолли указала как на капрала, в действительности тоже был рядовым, фамилия его была Джордж, он имел на рукаве три нашивки за безупречную службу. Джордж утверждал, что с 8 вечера шестого числа и до 6 утра седьмого числа был со своей женой на Хаммерсмит-роуд, 120. Ему было объявлено, что необходимо навести справки. Как только полиция получила подтверждение его словам, Джордж был также отпущен.


Photobucket - Video and Image Hosting
Воскресный рынок на Уэнтуорт-стрит
К 18 августа полиция полностью потеряла интерес к теории убийцы-солдата. Констебль Барретт и Жемчужная Полл дискредитировали себя как свидетели, на которых можно было положиться при опознании. В 1894 г. сэр Мелвилл Макнотен, бывший помощником главного констебля в Департаменте уголовных расследований в 1889-1890, затем главным констеблем в 1890-1903, и возглавлявший департамент как ассистирующий комиссар в 1903-1913 гг., писал, что Полл "не смогла или не захотела опознать" солдат. Уолтер Дью, который в 1888 был детектив-констеблем в H дивизионе в Уайтчепле, спустя 50 лет после событий утверждал, что Полл из чувства досады умышленно указала не на того человека. Возможно, сыграли свою роль известное недоверие и неприязнь проституток к полиции. В любом случае, "солдатский след" полиция не намерена была больше разрабатывать. И хотя один из пойманных репортером газеты "Эхо" офицеров полиции заявил, что будет нанесен визит в казармы в Челси, особых причин уделять внимание факту, что удар в грудину был нанесен орудием, которое могло оказаться штыком, полиция тоже не собиралась. Джордж-стрит, где жила последнее время покойная (и, к слову, Эмма Смит тоже) и которая находилась практически в створе Джордж-Ярда, была известна как одна из наиболее опасных в Уайтчепле и в течение многих лет являясь местом, где встречались и укрывались дезертиры, а старый штык легко можно было купить всего за пенни в любой скобяной лавке на барахолке на Петтикоут-лейн; они были столь же распространены, как старые ножи, и часто использовались уличными мальчишками как игрушки.


Публика и пресса стали терять к делу интерес. Если на первом заседании коронерского суда 9 августа у здания Уайтчеплского института рабочей молодежи толпилась огромная толпа зевак, жаждавших если не попасть в зал заседания, то хотя бы взглянуть на проходивших внутрь свидетелей, то на втором заседании 24 августа здесь стояла только небольшая группа людей. Дознание не явило на свет никаких новых улик, было только окончательно установлена личность убитой и жюри присяжных вынесло свой вердикт: "Преднамеренное убийство, совершенное неизвестным лицом или лицами".


Однако когда утром 31 августа на Бакс-роу было найдено тело Мери Николз, и пресса, и полиция тотчас связали все три жестоких убийства - Эммы Смит, Марты Тейбрам и Мери Николз - в единую цепочку. Для газет эта беспрецедентная серия убийств стала настоящей медиа-сенсацией, а полиции пришлось направить в Уайтчепл на помощь инспектору Хелсону из J -дивизиона одного из лучших сыщиков центрального управления, инспектора Фредерика Абберлайна.


Вернуться к главе "Эмма Смит"








HotLog
Tags: victoriana
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments