Светозар Чернов (svetozarchernov) wrote,
Светозар Чернов
svetozarchernov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Джек Потрошитель: полиция Восточного Лондона


Хотя Восточный Лондон в целом - а это было около 600 000 человек в беднейшей части британской столицы, - обслуживался четырьмя большими по площади полицейскими дивизионами Столичной полиции, нас будут интересовать только два из них: J-дивизион, покрывавший территорию района Бетнал-Грин и частично Майл-Энда, и Н-дивизион, охватывавший Уайтчепл, Спитлфилдз, Тауэр-Хилл, Сент-Джорджс-Восточный, Степни, Шадуэлл, Уоппинг, Ретклиф, Майл-Энд, часть Бетнал-Грин и Шордич.

Первый был сравнительно новым образованием: он начал свое существование как отдельная административно-полицейская единица 3 августа 1886 года. Возглавлялся J-дивизион в 1888 году суперинтендантом Джеймсом Китингом и имел в своем штате 38 инспекторов, 56 сержантов и 522 констебля. В это время на его территории площадью 25605 акров находился 57121 жилой дом, а длина полицейских патрулей по улицам и площадям составляла 488 миль 1476 ярдов. Штаб-квартира дивизиона находилась в здании части на Бетнал-Грин-роуд, здесь же располагался дивизионный отдел уголовного розыска.

В H-дивизионе суперинтендантом состоял Томас Арнольд, он командовал 30 инспекторами, 44 сержантами и 473 констеблями. В этом дивизионе полиция имела две опорные точки: часть на Леман-стрит, где помещался суперинтендант, и Коммершл-стритский участок, где находился дивизионный отдел уголовного розыска. Согласно той же полицейской статистике за 1888 год, в Эйч-дивизионе находилось 30 334 жилых дома, он занимал площадь 1301 акр, а длина патрулей составляла 154 мили 105 ярдов.

А теперь бегло познакомимся с некоторыми людьми, которые служили в этих дивизионах и с работой которых нам придется в дальнейшем столкнуться.

Суперинтендант Томас Арнольд
Рисунок из записной книжки инспектора Абберлайна
Суперинтендант Томас Арнольд служил в Н-дивизионе уже 14 лет. Он родился в 1835 году в городке Брентвуд в Эссексе, и в 1855 году, еще во времена высоких цилиндров, на которые можно было встать, чтобы возвышаться над толпой, сюртуков, трещоток и дубинок в карманах вступил было в Столичную полицию, но затем поспешно уволился, чтобы отправиться добровольцем в Крым. В боевых действиях он участия не принимал, с русскими под Инкерманом и Балаклавой не дрался, зато был прикреплен к интендантской службе в Варне. Вернувшись через год в Англию, он вновь поступил на службу в Столичную полицию и был определен в К-дивизион, где служил в Ист-Энде, затем переместился в Шадуэлл. Здесь он оказался втянут в дело о так называемых "бунтов Брайана Кинга". Этот Брайан Кинг был священнослужителем, тяготевшим к Высокой Церкви и католицизму (отчего его самого и его сторонников причисляли к пьюзеитам, то есть членам Оксфордского движения, ратовавшего за возврат к католичеству без объединения с Римско-католической церковью). Обычно люди собирались к Кингу в церковь Св. Георга скорее ради устраивания беспорядков, нежели для принятия участия в религиозной службе, и наконец, паства стала столь буйной, что пришлось обратиться за помощью к полиции. Около года 80 полицейских присутствовали на службах в этой церкви, и среди нихбыл Томас Арнольд.

Затем была служба в Шордиче, на Арбор-сквер и в Боу. В 1862 году Томаса Арнольда произвели в сержанты, а через четыре года перевели в B-дивизион в Челси, где он стал инспектором, а затем и старшим инспектором. Наконец в 1874 году его назначили в Уайтчеплский (Н) дивизион и произвели чуть позднее в суперинтенданты. Здесь он и оставался до самой своей отставки в январе 1893 года. По его собственным словам, среди самых известных событий, в которых он принимал активное перед Уайтчеплскими убийствами, был арест в меблированных комнатах в Степни журналиста и писателя Перси Лефроя Мэплтона, который в 1881 году убил Фредерика Гоулда в вагоне Брайтонской железной дороги, "Черный вторник" 1885 года, когда, после бунтов на Трафальгар-сквер все торговцы Ист-Энда ожидали, что их лавки будут ограблены, взрыв в Тауэре в 1885 и последовавший за ним арест двух динамитчиков, ирландцев Бартона и Каннингема, убийство, совершенное русским евреем Израилем Липским на Бетти-стрит в 1887 году, возвращение отрядов из Египта, посещения королевой Лондонского госпиталя и Народного Дворца, убийство Харриет Лейн, которая был забита до смерти молотком любовником Генри Вайнрайтом в 1875 году и захоронена в подвале, а потом разрезана на куски и случайно найдена прохожими, пока Вайнрайт ходил за кэбом, чтобы перевезти останки в другое место и сжечь их.

Газета "Стар" так описывала его приход в Коммершл-стритский полицейский участок в конце ноября 1888 года: "Через некоторое время, однако, "длинный, строгий франт", суперинтендант дивизиона, прошествовал внутрь в сопровождении инспекторов и детективов, и вскоре после его прибытия двери участка были плотно закрыты, а для представителей прессы была отвергнута вся имевшаяся у них информация."

Его заместителем был старший инспектор Джон Уэст, земляк Арнольда, тоже родившийся в Эссексе, но семью годами позже. В полиции он состоял с 1865 года, сперва в Излингтонском дивизионе, где в 1869 стал сержантом, а с 1869 года - в Уондсуортском (V) дивизионе. В 1877 году он стал инспектором и был переведен в G-дивизион, а затем менее чем через полгода в К-дивизион, где служил до 1 апреля 1884 года, когда с производством в старшие инспекторы был назначен в Уайтчепл.

Уголовный сыск в Уайтчепле до 1887 года возглавлял инспектор Фредерик Джордж Абберлайн, которому в 1888 году вновь пришлось вернуться в прежние места, занимаясь Уайтчеплскими убийствами. Русскому зрителю известны по крайней мере два экранных воплощения образа Абберлайна. Одним мы обязаны английскому актеру сэру Майклу Кейну ("Джек Потрошитель", реж. Дэвид Уикес, Великобритания, 1988 год; Кейн получил за эту роль премию Golden Globe (USA) в категории "лучший актер телевизионного сериала"), вторым - американцу Джонни Деппу ("Из Ада", реж. Альберт и Аллан Хьюз, США, 2001). Однако киношный Абберлайн имеет мало общего со своим реальным прототипом.

Согласно полицейским записям, он был 5 футов 9,5 дюймов ростом, с темно-каштановыми волосами и карими глазами. Более того, на левой ноге под коленом он имел варикозное расширение вен. Уолтер Дью, бывший в 1888 году детектив-констеблем в Уайтчепле, вспоминал в 1938 году в своей книге "Я поймал Криппена":
Инспектор Абберлин был дородным, разговаривал мягко. Тот тип полицейскего - и таких было много - кого, возможно, легко принять за управляющего банком или солиситора. Он также был человеком, который проявил себя во многих предыдущих больших делах.

Его сильной стороной были его знания преступления и преступников в Ист-Энде, поскольку он много лет был детектив-инспектором Уайтчеплского дивизиона, или, как это тогда называли, "местным инспектором". Инспектор Абберлайн был моим руководителем, когда я впервые пришел в Уайтчепл. Он ушел только после повышения по службе в [Скотланд-]Ярд, к большому сожалению для меня самого и других, кто служил под его началом. Нет соверешнно никаких сомнений в способностях инспектора Абберлайна как охотника на преступников.

Инспектор Фредерик Абберлайн.
Рисунок из журнала "Тоби"
Родился Аббердайн в Бландфорде, графство Дорсет, 8 января 1843 г. Отец его был шорником, который в качестве чиновника шерифа и рыночного клерка участвовал в местной административной деятельности, а мать Ханна после смерти мужа в 1859 содержала лавку и вырастила троих детей. Фредерик Абберлайн успел поработать слесарем, прежде чем 5 января 1863 года вступил в Столичную полицию и был распределен в Излингтон. В 1865 Абберлайн был произведен в сержанты и весь 1867 год провел в штатском, расследуя деятельность фениев. Так началась его карьера детектива. В 1873, за год до назначения Томаса Арнольда, Абберлайн был произведен в детектив-инспекторы и переведен в Уайтчепл (Н-дивизион). Через год вместе с новым суперинтендантом он участвовал в разгроме еврейских игорных домов в Спитлфилдзе (похоже, и в дальнейшем оба офицера испытывали легкую неприязнь ко все увеличивавшемуся еврейскому населению Уайтчепла). 8 апреля 1878 г., после реорганизации старого Детективного отдела и создания нового Департамента уголовных расследований с 14 дивизионными отделами на местах, Абберлайн был назначен местным инспектором, ответственным за отдел уголовного розыска все того же H-дивизиона. Основной его заботой были грабежи, мошенничества, кражи и разбойные нападения. Раскрытым убийствам, расследованием которых Абберлайн занимался, "Таймс" посвящала заметки на своих страницах только дважды: это было убийство Питером Уинси полуторагодовалой девочки Фанни Лазарус близ Уайтчеплских бань в 1878 году и убийство немцем Генрихом Альтом своего соотечественника пекаря Карла Говарда (с попыткой убить также Элайзу Рассел) в 1885 г.

В том же 1885, находясь на "особом дежурстве" в Тауэре, инспектор Абберлайн отличился, успев закрыть створки ворот, когда ирландские динамитчики произвели взрыв в старинной крепости. Это позволило поймать одного из непосредственных участников терракта Канингема, а потом выйти на след и арестовать его сообщника Бартона. Видимо, именно тогда Абберлайн обратил на себя внимание ассистирующего комиссара Джеймса Монро, потому что 26 июля 1887 года, в самый разгар борьбы с т.н. заговором Юбилейного взрыва, он был по личному указанию Монро переведен сперва в А-дивизион, а 19 ноября 1887 в Центральное управление в Скотланд-Ярде, где 9 февраля 1888 произведен в инспекторы 1 класса.
Он пользовался популярностью среди зажиточных жителей Ист-Энда, и даже сатирический еженедельник "Тоби" в разгар нападок на полицию в 1887 году весьма высоко отзывался о нем: "Хорошо известный житель Ист-Энда, также хорошо известный за свои служебные и личные достоинства. Он настолько влюблен в своих людей, что десяток человек обязаны ему. Он имеет не выходящую за рамки приличия долю любопытства, и известен тем, что останавливает джентльменов в самое старшное время и в самых жутких местах, и выспрашивает с нежнейшим выражением о их здоровье и работе - вопросы, которые часто задаются магистратом, обычно к выгоде мистера Абберлайна."

В декабре 1887 года в таверне "Единорог" на Хай-стрит в Шордиче восточно-лондонские торговцы и налогоплательщики дали в честь Абберлайна обед и подарили ему замечательные золотые самовзводящиеся охотничьи часы с кошелем, наполненным золотом. На часах было выгравировано:
"Вручается, вместе с кошелем золота. инспектору Ф. Дж. Абберлайну жителями Спитлфилдза, Уайтчепла и т.д. по оставлении им этого округа после 14-летней службы в знак их почтения и уважения. - ДЖ. ХЕЙ ЯНГ, председатель; ДЖ. Ч. МАКДОНАЛЬД, поч. секретарь."

Инспектор Эдмунд Рид.
Фотография из журнала "Полис Ревью"
Вместо ушедшего на повышение Абберлайна отдел уголовного розыска в Н-дивизионе с 1 августа 1887 года возглавил инспектор Эдмунд Рид. Это был уроженец графства Кент (он родился 21 марта 1846 года в Кентербери), самый низкий человек в Столичной полиции - в нем было всего 1 м 68 см ростом. Как и большинству полицейских, до вступления в Столичную полицию ему пришлось перепробовать много занятий: он был мальчишкой-газетчиком, продававшим "Таймс" на улицах Южного Лондона, затем приказчиком в лавке у зеленщика, официантом в гостинице, кондитером и стюардом на речном пароходе - всего в общей сложности он овладел семнадцатью профессиями. В 1872 он был зачислен в Столичную полицию и приписан к участку на Картер-стрит в Вулворте (Южный Лондон), а через два года переведен в детективный отдел Камберуэллского дивизиона. Еще через четыре года он стал детектив-сержантом третьего класса в новообразованном Департаменте уголовных расследований, в 1885 детектив-инспектором второго класса он был переведен в Скотланд-Ярд (А-дивизион), а когда в 1886 году был создан новый J-дивизион (Бетнал-Гринский), переведен туда местным инспектором и возглавил тамошний дивизионный отдел уголовного розыска.

"Наш набросок представляет способного ист-эндского детектива, инспектора Рида из Бетнал-Грин.Строевая лошадь, которую он оседал - шумная, ослиная система Скотланд-Ярда, при которой больше преступников упускается, чем ловится. Они, вероятно, вступят в соглашение с неким знаменитым аэронавтом, чтобы вознести его чуть не до луны - лишь бы найти ключ к убийцам из Кентиш-Тауна. Когда бы не отдельные особенности характера, показанные некоторыми офицерами, немногие преступники когда-либо предстали бы перед судом. Это не полицейские, охотящиеся за собаками без намордников или играющие в солдат, как требует публика, но люди вроде объекта нашего наброска, вполне способного защитить и поощряемого защитить общество против грабежей печально известных преступников, которые живут, чтобы охотиться на это. " (Тоби)
Шотландский писатель Чарльз Гиббон, пользовавшийся репутацией любимого автора королевы Виктории, вывел своего друга Эдмунда Рида в серии романов под видом детектив-сержанта Дира (имя которого является перевернутой задом наперед фамилией Рида). Вне службы Рид увлекался воздухоплаванием. Он пристрастился к нему вскоре после поступления в полицию и соврешил за свою полицейскую карьеру двдцать три полета на воздушном шаре из Хрустального дворца и Александринского дворца. В 1896 году газета "Уикли Диспетч" описывала его как "самого отважного аэронавта начала восьмидесятых". В 1870-х он совершил парашютный прыжок с высоты 1000 футов, а в 1883 году был награжден золотой медалью в честь его рекордного полета на воздушном шаре "Королева Луга".

В J-дивизионе Рид прославился арестом отравителя Джона Рейнолдза, пытавшегося отравить свою жену сульфатом меди. В марте 1887 года все тот же "Тоби" писал:
... выбившийся из низов, который за 14 лет поднял себя - мы говорим "поднял себя", потому что у него в распояжении были только свои собственные умственные способности - от положения констебля четвертого класса в P-дивизионе, через звания констебля третьего, второго и первого класса и сержанта к должности старшего инспектора детективов в J или Бетнал-Гринском дивизионе. Он был вовлечен в некоторое наиболее трудные дела последних лет; и его теперешние обязанности в Ист-Энде состоят в руководстве личным составом офицеров, принадлежащих к отделу уголовного розыска. Важность такой должности велика; потому что дела, представленные бедными и необразованными, или такие, которые через уловки, к которым прибегают, часто проходят как незначительные, тщательно наблюдаются ради тех особенностей, которые, при расследовании, часто приводят к раскрытию действительных преступников. Жители Ист-Энда вспомнят попытку, предпринятую барменом из таверны на Грей-Инн-роуд отравить свою жену, жившую тогда на Глоуб-роуд в Майл-Энде. В основном благодаря искусству и опыту этого офицера отъявленный негодяй получил наказание. соответствующее преступлению - 20 лет тюремного заключения.

Формальной причиной перевода инспектора Рида в соседний Эйч-дивизион послужил выговор от Джеймса Монро. Это было не слишком большое прегрешение, потому что Риду сохранили жалование, но в чем оно состояло - не известно. Возможно, оно было связано с неудачей или отказом Рида сделать что-то для секретного отдела "Д", возглавляемого Монро. Выговор был сделан 30 июля, а 2 августа инспектора Мелвилл, Суини и Литтлчайлд из Особого отдела в одном из ист-эндских трактиров пытались завербовать в качестве агента лондонского члена Ирландского республиканского братства Мориса Коллинза из Бетнал-Грин, дивизиона инспектора Рида.

Инспектор Джозеф Хелсон
Как бы то ни было, инспектор Рид принял управление отделом уголовного розыска H-дивизиона, оставив J-дивизион без детектив-инспектора. Только 24 октября 1887 года на его место из N-дивизиона (Излингтон) с производством в инспекторы перевели детектив-сержанта Джозефа Генри Хелсона. В апреле 1888 года ему исполнилось 43 года, он родился в Девоншире, в Бакландском монастыре, и поступил на службу в Столичную полицию в 1869 году. В 1872 году с производством в сержанты Хелсон был переведен в Ламбетский дивизион в южном Лондоне, здесь стал детективом, откуда в 1883 был назначен в детектив-сержантом в дивизионный отдел уголовного розыска в Излингтоне. Таким образом к концу августа 1888 года его опыт самостоятельного руководства детективным отделом насчитывал всего десять месяцев.
Поскольку детектив-инспекторы работали не одни, нам остается познакомится с теми детектив-сержантами этих дивизионов, на которых легла основная нагрузка в расследовании.

В J-дивизионе это были сержанты Годли и Энрайт, в Н-дивизионе - сержанты Тик, Лич и Уайт.

Сержант Джордж Годли
Джордж Годли родился в 1858 году в Восточном Гринстиде, в графстве Суссекс. и вступил в ряды Столичной полиции в 1877 году. Службу он проходил в Южном Лондоне, в 1886 переведен в отдел уголовного розыска B-дивизиона (Челси). Ко времени начала Уайтчеплских убийств он служил в J-дивизионе, куда был переведен с производством в детектив-сержанты 3 класса, даже меньше, чем его непосредственный начальник инспектор Хелсон - с 13 февраля 1888 года. Зато коллега Тика по дивизиону детектив-сержант Патрик Энрайт служил в Бетнал-Грин с самого момента формирования J-дивизиона, с 3 августа 1886, имея за плечами 14 лет службы в полиции.

Уильям Тик родился в Солзбери в графстве Уилтшир в 1845 году, вступил в Столичную полицию в 1868, и был направлен в Уайтчеплский (Н) дивизион. С перерывом на полгода, когда его перевели в Челси и обратно, Тик служил здесь до 1884 года. Именно здесь в 1872 он стал детектив-сержантом. В 1884 он на два года отбыл в Камберуэлл (P-дивизион) и возвратился 4 мая 1886, чтобы служить в Уайтчепле до самого конца своей карьеры. При выходе в отставку в 1893 году он описывался в полицейских документах как 5 футов 8 дюймов ростом, с темными волосами, серыми глазами и свежим цветом лица. Именно его описывал Джек Лондон под именем Джонни Апрайт в своей книге "Люди бездны", когда посетил Тика в его доме на Демпси-стрит, 18 летом 1902 года.
Вскоре вернулся и сам Джонни Апрайт, и я был приглашен наверх для беседы с ним.

- Говорите громче, - перебил он меня на первом слове, - я простужен, заложило уши.

Смесь старомодного сыщика и Шерлока Холмса! "Интересно бы знать, - подумал я, - где спрятан у него помощник, который обязан записывать все то, что я найду нужным рассказать?" И поныне, после неоднократных встреч с Джонни Апрайтом, вспоминая это первое свидание с ним, я не могу решить, в самом ли деле ему тогда заложило уши или он прятал помощника в соседней комнате. Но одно совершенно достоверно: несмотря на то, что я чистосердечно изложил Джонни Апрайту все, что касалось моих планов, он воздержался от обещаний, зато на другой день, когда я подъехал к его дому в экипаже, одетый как положено, он встретил меня вполне любезно и пригласил в столовую, где его семейство сидело за чаем.
Сержант Уильям Тик
(в понедельник вывешу другую картинку, забыл ее дома)
- Мы люди скромные, - сказал Джонни Апрайт, - жиреть не с чего. Вы уж не взыщите, мы люди скромные.
Дочки Апрайта поздоровались со мной, красные от смущения, а он не только не постарался выручить их, а, наоборот, привел в еще большее замешательство.

- Ха-ха! - раскатисто смеялся он, шлепая ладонью по столу, так что звенела посуда. - Девочки решили вчера, что вы пришли сюда за подаянием. Ха-ха! Хо-хо!

Дочки с негодованием отрицали это, глаза их гневно сверкали, щеки стыдливо алели, - словно обязательным признаком изысканности является умение распознать под лохмотьями человека, у которого нет нужды ходить в лохмотьях.

И после, в то время как я поглощал хлеб с вареньем, дочки пререкались с отцом: они считали оскорбительным, что меня приняли за нищего, а отец говорил, что это величайшая дань моим талантам, раз я сумел так ловко всех провести. Все это меня забавляло и, пожалуй, доставляло не меньше удовольствия, чем хлеб с вареньем и чай; а потом Джонни Апрайт отлучился ненадолго и договорился относительно жилья для меня на той же солидной, богатой улице, в доме по соседству, как две капли воды похожем на его дом.

Сержант Стивен Уайт
Стивен Уайт был, как и инспектор Рид, уроженцем Кента, к 1888 году ему было 34 года. В полицию он пошел в 1875 году и до 1881 года служил в южном Лондоне (в Ламбете). Здесь в 1879 он обнаружил фенианский арсенал на Нью-Кат и арестовал владельца, который получил длительный срок каторжных работ. В 1881 году он был переведен в Уайтчеплский дивизион с производством в детектив-сержанты. Он был вовлечен в расследование уже упоминавшегося убийства Генрихом Альтом пекаря Карла Говарда с Турнер-стрит в 1885 году, а также участвовал в поимке Каннингема и Бартона в мае того же года. Третий детектив-сержант H-дивизиона, Стивен Лич, стал детективом только в 1884 году, будучи переведен туда из констеблей полицейского резерва, а в Уайтчепл попал лишь 16 марта 1887 года.

Именно этим людям и пришлось большей частью охотиться на Джека Потрошителя, хотя причастных к делу было значительно больше: и полицейские констебли, и дежурные участковые инспектор, и детективы из Скотланд-Ярда. Но с остальными мы будем знакомиться по мере продвижения нашего рассказа.

Вернуться к главе "Столичная полиция"

К следующей главе "Убийство на Бакс-роу"









HotLog



Tags: victoriana, Джек Потрошитель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments