Светозар Чернов (svetozarchernov) wrote,
Светозар Чернов
svetozarchernov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Хрустальный дворец: на вершине Сиднемского холма (2)

В один пост не поместилось

Модели колоссов из храма Абу-Симбел
Фотография Филиппа Деламотта.
Генделевский фестиваль, 1859
Воздухоплавательная выставка, 1868
"Привязной летательный аппарат" Хайрама Максима в Хрустальном дворце в 1902.
Воздушный шар Нидара в Хрустальном дворце.
Второй дирижабль Спенсера, "Ивнинг Ньюс", над Хрустальным дворцом
Вид Хрустального дворца с Северной водонапорной башни
Западный фасад Хрустального дворца. Низкое здание перед дворцом, почти скрытое за деревьями - Верхняя станция.
Хрустальный дворец с юго-востока
Хрустальный дворец во время Фестиваля Империи в 1911 г. На переднем плане видны экспонаты - уменьшенные копии зданий.
Посещение Хрустального дворца королевским семейством, 1911
Хрустальный дворец в огне
Хрустальный дворец в огне
Хрустальный дворец в руинах

Как и в случае с великой выставкой 1851 года, открытие обновленного дворца вызвало значительный ажиотаж. Некий мистер Мечи, арендовавший во дворце два стенда для демонстрации ножевого товара и несессеров собственного изготовления, за первые два часа 12 июня продал столько, что смог покрыть издержки на недельную аренду. К концу второй недели ежедневные средние поступления Компании составляли до 500 шиллингов. Было также подсчитано, что в среднем каждый посетитель тратил 9 пенсов на закуски. Конечно, в хоре раздававшихся славословий не хватало сварливого ворчания полковника Сибторпа (по крайней мере, я не нашел высказываний его на этот счет; он умер через полтора года, 14 декабря 1855, поэтому ему, возможно, было уже не до Хрустального дворца), но частично его функцию выполнил Джон Рёскин, знаменитый теоретик и историк искусства, как известно, не любивший современную ему викторианскую цивилизацию и связанный с нею прогресс, который назвал дворец "огуречной теплицей между двумя дымоходами".
Фонтанная система впервые была испробована через год после открытия дворца, 2 июня 1855 года, по случаю праздника и цветочной выставки, на котором присутствовало 30000 зрителей. Однако в полную силу она была запущена 18 июня 1856 года в присутствии королевы, принца Альберта и всех положенных по этому случаю принцев и принцесс. В июле ее трижды запускали, собирая каждый раз более 11 тысяч зрителей. К 1894 году два самых больших фонтана году заросли травой и в 1895 Южный бассейн был преобразован в футбольный стадион, который использовался для финалов Кубка Футбольной ассоциации до 1914 г. В конце весны 1899 года была проведена серьезная реконструкция фонтанов под руководством Ф. У. Дарлингтона из Филадельфии. Были установлены новые машины, и высота струи главного центрального фонтана увеличилась на 15 метров, достигнув 60 метров. Была смонтирована подводная подсветка воды.
Первые два года работы Хрустального дворца пришлись на Крымскую войну, рассчитывать на иностранных туристов особенно не приходилось, однако не смотря на это в первый же год его посетило 1,3 миллиона человек. По окончании войны королева с мужем и другими членами королевской фамилии торжественно открыли памятник в честь крымских героев (Скутарийский монумент - в честь госпиталя в Скутари, Турция) и Мирный Трофей, изготовленный французским скульптором бароном Марочетти. При этом присутствовал почетный караул из возвратившихся военных и 12000 зрителей. Осенью 1858 года здесь проводились праздник в память битвы при Балаклаве, на который были приглашены все командиры частей, получившие Крымскую медаль или Крест Виктории, и годовщина Инкермана, на которой играли оркестры фузилеров и Колдстримской гвардии, и был воздвигнут памятник в честь военной победы.
Афиша Хрустального дворца, 1883
В мирное время Хрустальный дворец тоже не пустовал. Пик его популярности пришелся на первое десятилетие его существования, но и до самого конца XIX столетия он играл важнейшую роль в культурной жизни Лондона. Так, хотя ни Пакстон, ни учредители "Компании Хрустального дворца" не предполагали, что их детище станет главным национальным музыкальным центром страны, он стал таковым на многие десятилетия. Еще за три недели до открытия дворца его посетили представители Кёльнского хорового союза и "с удовольствием и энтузиазмом пели "Правь, Британия"" в центральном трансепте. Бурная музыкальная жизнь началась в 1856 году. Сперва здесь провела концерт своих вокалистов и музыкантов компания Королевской Итальянской оперы, затем состоялся концерт в честь 100-летней годовщины Моцарта, а в июне 1856 года - первый Генделевский фестиваль в память столетия со дня смерти композитора, организованный Священным гармоническим обществом, возглавляемым тогдашним управляющим дворца. В 1857 в центральном трансепте был создан огромный концертный (т.н. Генделевский) зал, в котором был установлен самый большой на тот момент в мире орган стоимостью 6 000 фунтов. У органа было 4384 трубы, воздух в которые подавался гидравлическими машинами. Зал вмещал до 4 000 человек. Он оказался идеальным местом для музыкальных мероприятий, и с этого времени Генделевский фестиваль стал проводиться каждые три года. В июне 1859 года состоялся фестиваль столичных школ Хорового общества, в котором участвовало более 6 тысяч певцов. В мае следующего года во время приуроченного к открытию колоссальной статуи Мендельсона грандиозного представления "Илия" в нем приняло участие более 3 тысяч певцов и музыкантов, в июле Большой конкурс духовых оркестров собрал 115 оркестров и 2000 исполнителей. 1 мая 1861 года комитет Священного гармонического общества дал грандиозное праздничное представление под названием "Творение", где было задействовано 200 альтов и скрипок, 90 виолончелей и басовых скрипок и 2500 голосов. В 1871 году был устроен праздник в честь прекращения франко-прусской войны, на котором выступил хор из 7 000 хористов в присутствии 40 000 зрителей. В 1882 году Рихард Вагнер совершил триумфальное вступление во дворец под прелюдию к его "Парсивалю". Однако к 1920-м годам Гендель совершенно вышел из моды, он казался слишком викторианским композитором, и, не смотря на аранжировки Генри Вуда, фестиваль 1926 года стал последним.
Рекламная афиша Блондина
"Компания Хрустального дворца" стремилась нанимать на постоянной основе самых знаменитых актеров, музыкантов и шоуменов, которые могли бы принести ей наибольший доход. Среди них был французский канатоходец Блондин (Жан Франсуа Гравеле); уж не благодаря ли ему слово blondine в английском языке обозначает подвесную канатную дорогу для транспортировки камня из карьера? В 1859 году он первый раз пересек по канату длиной 335 м Ниагарский водопад на высоте 40 м, и через два года появился в Хрустальном дворце, выступая на натянутом на высоте 55 метров поперек центрального трансепта канате. Он вез в тачке свою пятилетнюю дочь, которая разбрасывала лепестки роз на толпу зрителей внизу. Опасность этого трюка для ребенка шокировали тогдашнюю прессу и публику, и министр внутренних дел вмешался, чтобы не допустить повторение этого. Блондину пришлось изменить программу, заменив катание девочки в тачке на приготовление омлета и завтрак прямо на канате, ношение взрослых мужчин на спине, верчение сальто и ходьбу на ходулях, а позднее и на велосипеде. Когда ему было сделано предложение о постоянном контракте, один из директоров высказал обеспокоенность о плохой рекламе для дворца, если произойдет несчастный случай и канатоходец упадет. "Блондин, упади с каната! - в ответ крикнул канатоходцу его импресарио Гарри Колуман. - Вот видите, он не может". Блондину предлагали жалование в 1200 фунтов за 12 представлений, в четыре раза больше, чем другим самым высокооплачиваемым исполнителям. Именно его выступления имел в виду Чарльз Диккенс, когда заявлял: "Половина Лондона здесь жаждет какого-нибудь ужасного несчастного случая". В 1870-х года он совершал турне по миру, в том числе в Австралию, а в 1880, в возрасте 56 лет, вновь появился в Хрустальном дворце и давал периодически здесь представления еще добрых 16 лет.
Начиная с 1865 года и вплоть до самого конца еженедельно по четвергам фирма "Ч. Т. Брока и Ко." устраивала "художественные" фейерверки, на приготовление которых в случае больших представлений уходило до 5 тонн притехнических материалов и до 7 миль огнепроводного шнура.
Кроме музыкальной и цирковой жизни во дворце кипела жизнь выставочная. Часто дворец использовался для разнообразных выставок животных и сельскохозяйственных выставок. Ежегодно здесь проводились выставки кошек и собак, выставки ослов и мулов (на той, что предшествовала посещению русского царя в 1874 году, приз за лучший экземпляр получил архиепископ Кентерберийский), в 1875 прошла первая выставка козлов, проводились специализированные картофельные выставки, садоводческие выставки, национальные корпоративные фестивали и даже выставка форелевой икры, проведенная в 1900 году Обществом экспериментального рыбоводства.
Пневматическая железная дорога в Хрустальном дворце
Не меньшее значение придавалось выставкам, посвященным научно-техническому прогрессу. В 1861 году во дворце читались Дж. Х. Пеппером лекции по электричеству и демонстрировался новый буквенный телеграф Уайтстоуна, в 1868 году состоялся первый публичный показ движущихся картин с использованием "Зоутропа", в 1877 проводились эксперименты с телефоном при использовании провода длиной в милю, в 1881 году прошла первая из отраслевых промышленных выставок (посвященная шерсти и смежным производствам), а также демонстрация под открытым небом господином Мажу слайдов с картинами знаменитых зданий и пейзажей при помощи лампового проектора на экране. В первые дни 1882 года "Компания электрического света и генераторов мощности" успешно смонтировала в северном конце нефа электрическое освещение из 18 дуговых ламп, а через две недели в концертной зале прошла первая публичная выставка электрического света Эдисона с использованием 250 ламп накаливания. В том же году Хрустальный дворец принимал Выставку электрических изобретений, а через десять лет здесь прошла выставка, подводившая итоги десятелетнего развития электротехники. Популярны были ежегодные выставки фотографии (3-я такая выставка, в 1890 году, имела 534 участника, выставивших 2 400 фотографий). В 1890 году Международная выставка горной промышленности и металлургии собрала экспонентов из Англии, Южной Австралии, Южной Африки, Тасмании, Мексики, Норвегии, Швеции и США. Она заняла весь южный трансепт и еще особо выстроенный зал, размещенный в северном конце дворца. В Хрустальном дворце публично испытывалась в 1864 году пневматическая железная дорога, построенная инженером Томасом Раммелом, которая шла примерно 550 метров в кирпичном туннеле диаметром 3 метра между Сиднемскими и Пенджскими воротами парка. За шесть пенсов можно было проехаться на ней со скоростью 25 миль в час в единственном вагоне, вмещавшем 35 человек. Миниатюрная электрическая железная дорога была построена в 1881 году на Верхней террасе. В 1891 году частным образом здесь испытывалась железная дорога конструкции А. Барра, приводившаяся в действие гидравлической силой и скользившая на металлических пластинах, смазкой для которых служил тонкий слой воды. В 1896 и 1899 года годах в Хрустальном дворце проходили выставки гужевых и безлошадных экипажей, а в 1903 году автомобильная выставка, организованная Обществом производителей и торговцев моторами совместно с компанией "Уолсли". Во дворце в 1900 году для подъема постоянных посетителей на галереи был установлен первый в стране эскалатор - наклонный лифт Рено.
Английский пейзажный парк Хрустального дворец служил площадкой для постоянных демонстраций полетов воздушных шаров. Первый такой полет совершил поступивший на службу Компании воздухоплаватель Коксуэлл во время празднования 200-летия формирования Гренадерского гвардейского полка 25 июля 1860 года и данного в честь этого события обеда на 2000 персон, когда его шар поднял в воздух некоторых посетителей. В второй половине октября того же года в парке была устроена гонка между воздушными шарами "Марс", "Бог войны" и "Королева". Спустя два года Коксуэлл поднял в воздух гигантский шар, сконструированный им для испытательной демонстрации Британской ассоциации. В 1863 году после своего знаменитого перелета из Парижа в Берлин здесь демонстрировал свой воздушный шар "Великан" французский фотограф и воздухоплаватель Феликс Турнашон (лучше известный как Надар). В 1868 году новообразованное Британское воздухоплавательное общество провело здесь выставку летательных аппаратов. Ни одна из демонстрируемых машин, конечно, не могла поднять в воздух человека, но они поражали воображение публики, в особенности подвешенная высоко под потолком трехкрылая модель "Воздушной паровой кареты" Джона Стрингфеллоу, который в 1843 году уже участвовал в разработке "Воздушной паровой кареты" Уилльяма С. Хенсона, изготовив для нее легкий паровой двигатель мощностью 25-30 л. с. В течении следующих двух десятилетий полеты на воздушных шарах продолжались с завидной регулярностью. Именно отсюда совершил свой первый полет 23 июня 1902 года британский дирижабль "Пища Меллина" (Mellin's Food) с его конструктором Стенли Спенсером на борту. В сентябре следующего года Спенсер взлетел уже на большем аппарате, длиной 30 метров. А весной 1903 года именно здесь состоялась первая встреча британского Аэроклуба.
При дворце существовал также ряд образовательных учреждений. В 1872 году в нижних этажах Южной башни была открыта Школа практического машиностроения, также имелся отдел для художественного и экономического усовершенствования земли, картинная галерея с Художественным союзом Хрустального дворца при нем, и университет для дам; 500 студенткам в нем преподавало 33 преподавателя.
Значительное место в жизни Хрустального дворца занимал спорт, особенно ближе к концу его существования. В саду Северной башни имелся плавательный бассейн. Именно в Хрустальном дворце впервые американская команда показала англичанам игру в бейсбол в 1874 году. К 1880 году в велосипедную дорожку был преобразован Северный бассейн, а в 1890 году в поле для футбола и поло - Южный бассейн. В 1893 году в парке проводилось первое Национальное велосипедное шоу под покровительством Торговой ассоциации производителей велосипедов, на которой было представлено 300 фирм с 1400 образцами продукции, а в июле того же года состоялась Выставка спортивных состязаний и развлечений. Летом 1893 года 40 дам демонстрировали здесь под музыку свое искусство езды на велосипеде и обращения с копьем, а в 1904 году в Хрустальном дворце проводилась Международная спортивная выставка. В ноябре 1899 года при дворце была учреждена Школа физической культуры под руководством Юджа Сандроу, чей зал располагался в окрестностях Северной башни. В ней были отдельные секции для дам и джентльменов, для которых были доступны все виды атлетически и физкультуры (кроме тяжелой атлетики). Имелись также "плавательные бани". С 1894 по 1914 год на стадионе дворца в Южном бассейне проводились финальные игры кубка Футбольной ассоциации, часть парка в 1920-х была также использована под устройство трека с гаревым покрытием для мотогонок.
В первые 10 лет работы дворца его посетили четверть миллиона человек, к 1875 году - более 38 миллионов, а к 1904 году, за полвека - 125 миллионов человек. Естественно, что дворец привлекал к себе различные видные персоны, которые устраивали здесь приемы и торжественные обеды. Королева Виктория и принц Альберт были постоянными посетителями. В 1855 году гостем дорца стал Наполеон III, в 1864 здесь давал обед Гарибальди, в 1865 в Сиднеме побывала королева Сандвичевых (Гавайских) островов и эмир Абд-эль Кадер, еще годом позже - турецкий султан, в 1869 - египетский хедив, в 1871 году был устроен праздник в честь великого князя Владимира Александровича, в 1873 - персидского шаха, в мае 1874 (сразу после выставки мулов и ослов) дворец принимал императора Александра II. Здесь побывали и султан Занзибара (1875), и греческие король и королева (1876), и германский кайзер (1891).
Банкетные залы Хрустального дворца были очень любимы разнобразными обществами. В 1856 году ежегодный обед на 300 персон устроило "Общество чудаков", в 1861 в Южной столовой обед на 300 кувретов держало Дружеское общество кэбменов, с 1862 года стала проводить здесь ежегодные праздники Национальная лига трезвости и Вегетарианское общество. Шотландский национальный праздник устроен был здесь в 1871 в честь столетния со дня рождения Вальтера Скотта, в 1886 году сама "компания Хрустального дворца" закатила грандиозный банкет в честь колониальных и индийских представителей, прибывших в Лондон на Южно-Кенсингтонскую выставку. В 1890 году Либерально-юнионистская партия устраивала во дворце банкет на 1100 человек для маркиза Хартингтона, а на праздновании 25-й годовщины Армии Спасения присутствовали более ста тысяч гостей из Голландии, Германии, Бельгии, Франции, Италии, Швейцарии, Швеции и Норвегии.
Впрочем, не все было так прекрасно в жизни Хрустального дворца, как это могло показаться со стороны. Неудачи и проблемы постоянно преследовали его. Еще во время возведения здания, днем 15 августа 1853 года в половине третьего строительные леса, предназначенные для подъема оставшихся ребер главного трансепта, внезапно обрушились вместе с рабочими, находившимися на высоте 45 м. 13 человек погибло, 17 было покалечено, были также убиты две лошади. В 1861 году сильная буря вызвала обрушение северного крыла, на восстановление которого потребовалось два года. В воскресенье 30 декабря 1866 года днем пожар уничтожил Северный трансепт (за исключением низкого узкого крыла). В огне погибли Ассирийский, Византийский и Альгамбрский дворы, военно-морские галереи, королевские аппартаменты, типографии, читальный зал, бибилотека, был уничтожен весь тропический отдел и обширная коллекция индийских диковинок. Погибло множество птиц, обезьян, и других животных. Осталось только несколько сломанных арок да две 20-метровые копии египетских статуй из храма Абу-Симбел. Ущерб был оценен в 200 000 - 300 000 фунтов стерлингов. Из-за нехватки средств трансепт так и не был никогда восстановлен, а на его месте в 1883-84 гг. разбит Сад Северной башни в попытке не лишиться прибылей, не тратясь на трансепт, с устройством в саду водной стремнины, порогов и электрических каноэ. В 1880 году взорвался один из водяных резервуаров.
К 1890 году зданию уже требовался обширный ремонт, главным образом из-за проблем с "патентованными" желобами Пакстона. 29 июня 1892 года в целом безоблачную картину воздухоплавания в парке Хрустального дворца омрачила катастрофа из-за дыры в оболочке воздушного шара, приведшая к смерти капитана Дейла и серьезному ранению его сына и двух других аэронавтов, а восемь лет спустя, 18 февраля 1900 года, из зверинца лорда Джорджа вырвались два слона, в результате чего был растоптан один человек, и слона-убийцу пришлось застрелить.
Но самой большой проблемой дворца была проблема финансовая. На его строительство было собрано 500 000 фунтов, но они, с учетом увеличившегося размера здания и огромных расходов на покупку земли, были истрачены еще до того, как здание было закончено хотя бы наполовину. Несколько раз выпускались акции компании, но итоговый счет был огромен - 1,3 миллиона фунтов, почти на 800 000 больше первоначального бюджета. Этот долг и проистекавшие из него проблемы висели над дворцом дамокловым мечом все 82 года его существования, и только изредка компания имела мизерную прибыль. Дворец и парк были закрыты по воскресеньям ради соблюдения Дня Господня, а поскольку это бы единственный день, когда рабочие, мелкие служащие и чиновники могли позволить себе посещение Сиднема, компания лишилась значительной потенциальной прибыли. Уже в 1871 году компания продала окраины парка для покрытия долгов. К 1874 году перестали использоваться каскады и Северный бассейн, а к 1890 году и Южный тоже.
Объявление о продаже на аукционе Хрустального дворца, 1911
Новый век принес новые веяния и новые развлечения. Директора компании не поспевали в ногу со временем и популярность дворца стала снижаться. Дворец был разделен на киоски и палатки, что придало ему "довольно захудалый" вид. В 1909 году Компания Хрустального дворца оказалась на грани банкроства и получила статус управляющей имуществом несостоятельного должника. 1911 год, год коронации Георга V, стал переломным в судьбе дворца. Летом Хрустальный дворец принял самую большую выставку из проходивших когда-либо на его территории - Фестиваль Империи. Самые известные производители участвовали в ней, все входившие в Британскую империю страны и доминионы привезли миниатюрные копии своих самых знаменитых зданий. Чтобы посетителям выставки было удобно рассматривать их, между ними была построена круговая железная дорога, имевшая в пути множество остановок. Фестиваль включал живые картины и представления, главным были Живые картины Лондона, состоящие из множества сцен, отражающих историю Лондона и Британской империи с самых ранних времен до существующего дня. Несмотря на сотни тысяч посетителей со всех континентов, все это не дало прибыли достаточно, чтобы решить назревшие почти за шестьдесят лет финансовые проблемы. Компания была объявлена банкротом, и 11 сентября "Таймс" поместила объявление, что аукционисты господа Найт, Франк и Ратли продадут здание с молотка 28 ноября.
За оставшееся до аукциона время в прессе появилось масса статей, состоялось множество митингов, в том числе несколько проведенных тогдашним лорд-мэром Лондона сэром Томасом Стронгом. 9 ноября "Таймс", под заголовком "ХРУСТАЛЬНЫЙ ДВОРЕЦ СПАСЕН", объявила, что лорд Плимут, лорд-лейтнант Гламоргана и мэр Кардиффа, внес 20 000 фунтов стерлингов за здание. Девять дней спустя, получив одобрение суда лорда-канцлера, он подписал контракт, чтобы заплатить баланс продажи - приблизительно 210 000 фунтов. Лорд-мэр Лондона учредил Доверенный фонд Лондонского Сити (Национальный мемориальный фонд короля Эдуарда) для сбора денег для освобождения лорда Плимута от его финансовой ответственности и, наконец, в 1913 году дворец стал собственностью нации. К тому времени здание, которое так долго не имело надлежащей заботы и внимания, было в очень бедственном состоянии. Фонд нанял Генри Джеймса Бакланда, управляющего курортом Харрогейт, в качестве управляющего Хрустальным дворцов. Это был твердый, но справедливый человек, который настолько любил Хрустальный дворец, что даже назвал одну из своих дочерей Кристел.
Начавшаяся в следующем году Первая мировая война помешала ему в его намерениях восстановить былую славу Хрустального дворца. Он был использован как бараки королевской военно-морской береговой станции корабля Его Величества "Виктория VI". За это время были обучены военной службе более 125 000 человек, служивших в Королевской воздушной военно-морской службе, Королевском военно-морском дивизионе и Королевском военно-морском добровольческом резерве.
В 1920 году во дворце были проведены безотлагательные восстановительные работы, и в том же году король Георг V и королева Мария торжественно открыли его. Какое-то время в здании проводились органные и симфонические концерты, выставки собак, встречи "возрожденцев" и конкурсы духовых оркестров. Снаружи дворца был устроен круговой трек с гаревым покрытием для мотогонок, лабиринт и танцзал. Летом каждый четверг вечером устраивались фейерверки. Он также использовался как временный Военный музей.
В 1923 году огонь частично разрушил южное крыло. Все закончилось 30 ноября 1936 года. Пожар начался в восьмом часу вечера в уборных в районе конторы администрации дворца. Точную причину тогда так и не удалось установить, но как наиболее вероятную называли неисправность старой электропроводки. Северо-восточный ветер еще сильнее раздувал пожар. Полы на всех этажах были из старых сухих половых досок, и по ним огонь быстро распространился на все здание. Кроме того, разбитые стеклянные панели в крыше были заделаны досками, и вскоре загорелись тоже. Хотя "Компания Хрустального дворца" имела собственное пожарное депо, трудности с водоснабжением сделали свое черное дело. В девятом часу, когда прибыла первая пожарная машина из Пенджа, уже весь трансепт был охвачен пламенем, огонь был виден на многие мили вокруг. Всего было задействовано 88 пожарных машин, 438 пожарных и 749 дежурных полицейских. В 35 минут девятого арочная крыша трансепта обрушилась и пламя взвилось на высоту 90 метров. Утром на месте дворца не осталось ничего, кроме двух водонапорных башен и груд искореженного металла и оплавившегося стекла. Остальное провалилось через пол в глубокий подвал. Уинстон Черчиль по пути домой из Палаты общин сказал о гибели дворца: "Это конец целой эпохи".
Пережившие пожар башни в итоге были разрушены в 1941 году, так как были опасными ориентирами при налетах немецких бомбардировщиков. Южная башня (которая с 1933 года использовалась инженером Логи Бердом для его опытов с "механическим телевидением") была разобрана, а Северная обрушена при помощи взрывчатки.

P.S. Кстати, вот здесь можно прочитать статью Екатерины Дианиной в "Новом Литературном Обозрении" об образе Хрустального дворца у Достоевского и Чернышевского (оба они посещали Хрустальный дворец в Сиднеме). А тут можно почитать художественное описание Хрустального дворца в 1888 году (я консультировал автора по этому вопросу несколько лет назад, и вот теперь для полной переработки текста меня попросили подготовить материал с учетом всего того, что накопилось за это время - это и является причиной некоторого отклонения от взятого ранее курса).
HotLog
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments