Светозар Чернов (svetozarchernov) wrote,
Светозар Чернов
svetozarchernov

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

В гостях у Шерлока Холмса. Часть 1.

Настроение дерьмовое, поэтому начало нового цикла статей, предназначающегося в первую очередь для сообщества ru_sherlockiana, будет соответствующим.


Как известно, с современной точки зрения в гигиеническом отношении Лондон в царствование королевы Виктории не был образцовым городом, хотя здесь в самом широком ходу были ванны, ватерклозеты и другие блага цивилизации. Диспепсия (сиречь расстройство желудка) мучила горожан самым неприличным образом, и если у нас в России в ходу было выражение "старый пердун", британцы предпочитали другое - "old" или "aged dyspeptic". Поэтому можно предположить, что обитатели квартиры на Бейкер-стрит - хотя Уотсон нигде не пишет об этом - пользовались ретирадным местом даже чаще, чем мы можем предположить.
Согласно закону об общественном здоровье от 1848 года, любой домовладелец обязан был иметь какой-нибудь постоянный резервуар для фекалий, будь то выгребная яма с золой, отхожее место или ватерклозет. Когда наступал ответственный момент, ставилась на бронзовую подставку недокуренная трубка, откладывалась в сторону скрипка или лупа, закрывалась так и не дочитанная статья в "Британской энциклопедии" или курс патолгоии, и раздавались торопливые шаги великого детектива-консультанта или его верного друга. Куда же они направлялись? И что ожидало их там, куда они так стремились?
Можно осторожно предположить, что это был белый друг где-нибудь в небольшой уютной комнатке близ лестницы...
Скорее всего, так и было где-нибудь во второй половине карьеры Великого детектива. Когда они поселились на Бейкер-стрит, и обоим мужчинам, и их хозяйке миссис Хадсон, и кухарке миссис Тернер приходилось спускаться во внутренний двор. Впрочем, здесь их ждал все таки не обычный нужник с дыркой, прорезанной в деревянной доске - хотя таких в Лондоне было уйма, особенно в Ист-Энде, где проживала большей частью лондонские беднота и эмигранты, - а вполне пристойный ватерклозет.
К тому времени ватерклозет прошел уже довольно длительный путь развития. Ватерклозет "Аякс", изготовленный в 1596 году для установки в Ричмонд-Палас сэром Джоном Харингтоном, крестником королевы Елизаветы I (известной тем, что принимала ванну аж раз в месяц "вне зависимости от того, нужно это было или нет"), был первым нужником (necessary) в английской истории. Однако сэр Джон был высмеян другими пэрами за такое абсурдное устройство и никогда больше не строил ничего подобного, хотя и он сам, и королева продолжали пользоваться этими ватерклозетами вместо ночных горшков. Первый патент на "современный" туалет принадлежал Александру Каммингу, который в 1775 году изобрел S-образный сифон. Он имел сдвижной клапан внизу для удержания воды. Три года спустя Джозеф Брама (Bramah), слесарь и инженер, запатентовал улучшенную версию с двумя шарнирными клапанами - один клапан закрывал днище чашки, а второй (предтеча современного поплавкового клапана) - слив в бачке (оригинал до сих пор используется в палате лордов; он также стал прототипом клозетов на пароходах и кораблях). В 1782 году было изобретено "U-образное колено" или сифон с водяным запором. В 1852 году Дж. Дж. Дженнингс представил смывную систему с неглубокой чашкой, опорожняемой в S-образный сифон. Он сделал популярными общественные уборные, установив их в Хрустальном дворце в Сиднеме для Великой выставки 1851 года; и свыше 827,000 человек заплатили за пользование ими.
Туалетные чашки ватерклозетов системы Брамы изготавливались литыми из металла, красились и не имели бортика на ободе. Чтобы понять принцип их действия, достаточно вспомнить известные всякому, кто ездил на поездах, системы, в которых при нажатии на педаль открывается дно, и вода смывает содержимое горшка в отверстие. В системах Брамы вода из чашки попадала сперва в особый резервуар внизу, а потом уже в выгребную яму или сточную канаву. У этих ватерклозетов было много недостатков. Метал ржавел и швы между чашкой и нижним резервуаром протекали. Поскольку клапан был ненадежен и часто застревал, бачок нередко переполнялся. Хотя вся конструкция помещалась в деревянный корпус, клозет все равно ужасно вонял и не годился для применения внутри дома.
К 1870 году Томас Туайфорд модернизировал клозет Брамы, избавившись от металлических частей, и оригинальная металлическая конструкция перестала изготавливаться. Вероятнее всего, именно такой клозет стоял в ретирадном месте во дворе дома миссис Хадсон.
В 1884 году на Выставке здоровья в Лондоне золотую медаль получил напольный вазообразный клозет Дженнингса, однако честь создать революционную конструкцию цельного клозета выпала на долю Томаса Туайфорда. В 1885 году он изготовил цельное (состоявшее из чашки и S-образного сифона Дженнингса), свободно стоящее на цокольной подставке устройство, а несколько позднее в том же году изобрел туалет вообще без клапанов, который и был изготовлен целиком из фарфора и назван им "Юнитас" (откуда, собственно, и пошло название "унитаз"). Эти изобретения во многом решали проблему подтекающих соединений и неприятных запахов.
В 1886 году лондонская компания "Бофорт Уоркс" из Челси изготовила клозет, в котором улучшила проход воды через сифон для смывания самых тяжелых фракций, и унитаз приобрел практически современное устройство. Примерно в это же время Томас Краппер, владелец лондонской сантехнической компании, внедрил сифонную систему для опустошения сливных бачков, построенную на приобретенном им патенте Альберта Гиблина от 1819 года на Бесшумный Бесклапанный Предохранитель Расхода Воды, что избавило пользователей от протечек в бачках, обычных для ранних систем с плавающим клапаном.
Когда в 1880-х годах принц Уэлльский приобрел свою сельскую усадьбу Сандрингем-Хауз в Норфолке, он пригласил Томаса Краппера и Ко. для водопроводных и сантехнических работ, в том числе устройство тридцати уборных со стульчаками из кедра и оборудованием. Краппер получил свое первое королевское свидетельство и стал одним из основных производителей унитазов в стране? они стояли не только в Сандрингеме и Весминстерском аббатсве, но и в значительной части лондонских домов.
Можно с уверенностью утверждать, что один из этих новомодных унитазов со временем занял место в сортире на Бейкер-стрит. Стандартная чашка того времени была своего рода предметом искусства. Вплоть до начала Первой мировой войны эти фарфоровые изделия богато украшали лепниной и росписью. Роспись состояла из любимых викторианских сюжетов: листьев, цветов и фруктов, хотя довольно распространен был и геометрический рисунок. Типичными цветовыми комбинациями для унитазов были кориченевый и желтый либо красный и голубой. После смерти королевы Виктории количество украшений несколько уменьшилось, и эдвардианские унизаы имели более простой вид.
Первоначально бачки подвешивались довольно высоко, примерно в двух метрах над чашкой, и соединялись с ней литой железной трубой большого диаметра. Эти бачки вмещали примерно 13 литров воды, гораздо больше, чем позднейшие образцы, из-за их примитивного смывного устройства. Крепились они либо к стене на литых железных кронштейнах, либо устанавливались на высоком деревянном коробе. К концу 1880-х улучшенные сифонные чашки сделали возможным уменьшить высоту крепления бачков, постепенно спустив их до положения прямо над чашкой.
Франсуа Рабле. "Гаргантюа и Пантагрюэль."
Книга 1. Глава XIII.

- После долговременных и любопытных опытов я изобрел особый способ подтираться, - отвечал Гаргантюа, - самый, можно сказать, королевский, самый благородный, самый лучший и самый удобный из всех, какие я знаю.
- Что же это за способ?
- Сейчас я вам расскажу. Как-то раз я подтерся бархатной полумаской одной из ваших притворных, то бишь придворных, дам и нашел, что это недурно, - прикосновение мягкой материи к заднепроходному отверстию доставило мне наслаждение неизъяснимое. В другой раз - шапочкой одной из помянутых дам, - ощущение было то же самое. Затем шейным платком. Затем атласными наушниками, но к ним, оказывается, была прицеплена уйма этих поганых золотых шариков, и они мне все седалище ободрали. Антонов огонь ему в зад, этому ювелиру, который их сделал, а заодно и придворной даме, которая их носила! Боль прошла только после того, как я подтерся шляпой пажа, украшенной перьями на швейцарский манер.
Затем как-то раз я присел под кустик и подтерся мартовской кошкой, попавшейся мне под руку, но она мне расцарапала своими когтями всю промежность. Оправился я от этого только на другой день, после того как подтерся перчатками моей матери, надушенными этим несносным, то бишь росным ладаном. Подтирался я еще шалфеем, укропом, анисом, майораном, розами, тыквенной ботвой, свекольной ботвой, капустными и виноградными листьями, проскурняком, диванкой, от которой краснеет зад, латуком, листьями шпината, - пользы мне от всего этого было, как от козла молока, - затем пролеской, бурьяном, крапивой, живокостью, но от этого у меня началось кровотечение, тогда я подтерся гульфиком, и это мне помогло. Затем я подтирался простынями, одеялами, занавесками, подушками, скатертями, дорожками, тряпочками для пыли, салфетками, носовыми платками, пеньюарами.
Все это доставляло мне больше удовольствия, нежели чесоточный получает, когда его скребут. - потом я еще подтирался, - продолжал Гаргантюа, - головной повязкой, думкой, туфлей, охотничьей сумкой, корзинкой, но все это была, доложу я вам, прескверная подтирка! Наконец шляпами. Надобно вам знать, что есть шляпы гладкие, есть шерстистые, есть ворсистые, есть шелковистые, есть атласистые. Лучше других шерстистые - кишечные извержения отлично ими отчищаются.
Подтирался я еще курицей, петухом, цыпленком, телячьей шкурой, зайцем, голубем, бакланом, адвокатским мешком, капюшоном, чепцом, чучелом птицы.
В заключение, однако ж, я должен сказать следующее: лучшая в мире подтирка - это пушистый гусенок, уверяю вас, - только когда вы просовываете его себе между ног, то держите его за голову. Вашему отверстию в это время бывает необыкновенно приятно, во-первых, потому, что пух у гусенка нежный, а во-вторых потому, что сам гусенок тепленький, и это тепло через задний проход и кишечник без труда проникает в область сердца и мозга. И напрасно вы думаете, будто всем своим блаженством в Елисейских полях герои и полубоги обязаны асфоделям, амброзии и нектару, как тут у нас болтают старухи. По-моему все дело в том, что они подтираются гусятами, и таково мнение ученейшего Иоанна Скотта.
Сами бачки обычно изготавливались в виде медного или оловянного бака, помещенного в ящик из дуба или красного дерева, инагда, впрочем, их отливали из железа. В этом случае их красили в красный или черный цвет либо эмалировали под фарфор. Чтобы слить воду, нужно было потянуть за фарфоровую или деревянную ручку, подвешенную на цепочке.
Стульчаки обычно изготавливались из дуба или красного дерева, и были двух видов: т.н. "тронный стульчак" закрывал как чашку, так и смывной вход, и мог сипользоваться исключительно с подвесными бачками, тогда как простой овальный стульчак годился при любом способе крепления бачка.
Интересны способы контроля качества, применявшиеся тогдашними производителями сантехники. Так, например, Дженнингс, чей туалет считался "столь совершенным станитарным клозетом, какой только может быть изготовлен", тестировал свое устройство, бросая в него 10 яблок диаметром сантиметра три, одну плоскую губку и четыре куска бумаги. Если все это смывалось, устройство объявлялось прошедшим проверку. Другой производитель, Джон Шенкс, разработал иной тест для своих устройств. Он бросал в чашку оберточную бумагу и тянул за цепочку. Если бумага исчезала, он выкрикивал: "Работает!"
На фотографии рулон туалетной бумаги, датируемый в промежутке между 1877-1884 годами. Он находится в картонном контейнере с фольгированной этикеткой. Текст гласит о предотвращении и лечении геморроя при использовании данной бумаги. Она была произведена "Олбани Перфорейтед Рэппинг Ко." и первоначально продавалась по 50 центов.
Коль уж речь зашла о бумаге, нельзя не упомянуть о том, каким образом обитатели дома 221б по Бейкер-стрит завершали отправления своих нужд. Уже в 1880 году английская "Бритиш Перфорейтед Пейпер Компани" начала производить для своих сограждан довольно грубую по современным понятиям туалетную бумагу, продававшуюся не в рулонах, а заранее нарезанными листами в картонных коробках. Рулонная бумага их производства была востребована цирюльниками, которые отрезали от нее куски, чтобы вытереть бритву после срезания мозолей и других подобных операций. Вероятно, сэру Генри Баскервиллю, прибывшему в Лондон из Америки, были знакомы более совершенные образцы подтирочной бумаги - еще в 1857 году Джозеф Гайетти начал продавать упаковки по 500 листов за 50 центов т.н. "Терапевтической бумаги", которая была пропитана алоэ для лечивания трещин и других неприятных явлений в нижней части человеческого тела. Причем на каждом листе было напечатано имя Джозефа. Впрочем, особого успеха эта инновация не имела. В 1879 году Кларенс и Томас Скотт основали "Скотт Пейпер Компани", которой приписывается первое промышленное изготовление рулонной (тогда еще не перфорированной) туалетной бумаги (ок. 1890 года). Однако известно, что "Олбани Перфорейтед Роппинг Пейпер Компани" продавала перфорированную (и пропитанную лечебным составом) туалетную бумагу "Медикал Тойлет Пейпер" в рулонах уже к 1885 году (возможно, с 1877 года). По крайней мере к 1900-м годам туалетную бумагу в рулонах уже легко можно было найти по обе стороны океана, как в Америке, так и в Европе.
HotLog
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments